ПРОСТРАНСТВО ВОЗМОЖНОСТЕЙ
Все страны и города
Войти

Александр Нестеров: «Фантазия – самая главная способность режиссера»

05.07.2024 15:00:00

 Александр Нестеров российский актёр, музыкант, певец и главный режиссер Московского театра РОСТА в Царицыно, педагог ГИТИСа. В его фильмографии – роли в сериалах «Простые истины», «Магомаев», «Доктор Анна», «Все к лучшему», «Хор», «Братья по обмену», скетчкоме «Истории большой страны», шоу «СТОянов». Среди режиссерских работ – такие спектакли, как «Люся. Признание в любви» (Театр им. Евгения Вахтангова), «Моя прекрасная Кэт», «На высоких каблуках», «Карусель», «Ревизор», «Иван Царевич и Серый Волк» и другие. В интервью манга-поп-певице Катрин он рассказал о том, есть ли будущее у музыкального кино в России, о важности фантазии для работы режиссёра, а также о том, существует ли рецепт успешного спектакля.



Александр, чем вас привлекла режиссура? В какой момент вам стало тесно в рамках актерской профессии?

– Все самое прекрасное в жизни происходит случайно. В какой-то момент я уже разочаровался в театре как в искусстве. Мне казалось, что все это уже не для меня, потому что я стал популярным довольно рано, благодаря сериалу «Простые истины»: в 17 лет меня знала вся страна. Моими потрясающими партнерами на площадке были Ольга Будина, Виктор Низовой, Борис Невзоров, Алексей Гуськов, который готовил меня к поступлению в ГИТИС. Я поступил в театральный институт, окончил его, отработал два года в Театре Стаса Намина и столкнулся с суровой реальностью: никто никому не нужен я – в частности. И когда я почти разочаровался в профессии, мне позвонила моя подруга – артистка и начинающий тогда продюсер Наталья Громушкина, которая знала меня по капустникам в Доме актера, где мы с моим другом и однокурсником Иваном Замотаевым придумывали и ставили очень много различных номеров. С ними мы участвовали и побеждали в конкурсах, в том числе в конкурсе актерской песни Андрея Миронова. Нас пригласили на телевидение и запомнили, как талантливых креативщиков. Наталья сказала: «Будешь ставить спектакль» и прислала мне пьесу «Моя прекрасная Кэт». Это музыкальная комедия, основанная на «Укрощении строптивой», но на современный манер. Я сначала решил, что она шутит, но все оказалось правдой. Мне был дан шанс человеком, который поверил в меня как в режиссера, и с этого момента началась совсем другая жизнь. Иногда для того чтобы сделать что-то большое, важно, чтобы в тебя кто-то поверил! С этим спектаклем мы объездили полмира, в нем переиграла половина театральной Москвы, в том числе моя жена Нонна Гришаева. Несмотря на легкий и наивный жанр, зритель принял его с большим теплом, это оказалось важным и нужным на тот момент. Все начиналось с антреприз. Но сейчас я больше хочу работать в стационарных театрах.

 

У вас довольно много музыкально-драматических спектаклей, а было ли желание поставить бродвейский мюзикл в чистом виде? Какое место музыка занимает в вашей жизни сейчас?

– Музыка занимает одно из самых главных мест в моей жизни. Без музыки мне неинтересно, поскольку я с пяти лет учился в музыкальной школе, потом играл в духовом оркестре и собирался стать музыкантом. Я трубач по первой специальности. Когда встал выбор – продолжать играть на трубе или посвятить себя актерской профессии, - я поступил в ГИТИС и не ошибся в выборе, так как совмещаю теперь два любимых дела. Я общаюсь с прекрасными поэтами, музыкантами, актерами, композиторами, исполнителями. Музыка есть всегда в моей жизни, я и сам продолжаю быть музыкантом. Что касается постановок, я больше ставлю музыкально-драматических спектаклей, так как для меня важна театральная составляющая, мне важно, чтобы артисты все подробно проживали, существуя в рамках актерской школы. Мюзикл, к сожалению, за яркой сценографической формой часто теряет что-то важное, какую-то глубину. Иногда мне приходится жертвовать вокальными данными своих артистов в сторону актерского исполнения. Когда мы с Нонной Гришаевой набирали свой актерский курс, то отдавали предпочтение поющим. И сегодня в Театре РОСТА большинство спектаклей – с музыкальной составляющей. Возможно, однажды я поставлю бродвейский мюзикл в чистом виде, но нужно найти такую команду, которая способна сделать это качественно в плане содержания и формы.

 

Если говорить о музыкальном кино – есть ли будущее у этого жанра в нашей стране?

– Об этом мечтает моя жена (улыбается), даже участвует в обсуждениях в Государственной Думе. Конечно, музыкальное кино важно возрождать, потому что у нас потрясающая советская киномузыкальная традиция, в первую очередь детского музыкального кино! Мы, к сожалению, утратили ее по ряду причин. Сейчас продюсеры боятся вкладывать деньги в этот жанр, потому что это другие затраты: аранжировки, оркестровки, исполнение, запись, перезапись, хореография. Все это удорожает кинопроизводство, не гарантируя финансовый успех. Существует еще и кризис музыкальных сценариев. Но я считаю, что музыкальное кино в нашей стране необходимо возрождать.

 

Есть ли у вас свой режиссерский почерк и как бы вы его охарактеризовали? Какие специфические техники или подходы вы применяете для создания атмосферы на сцене?

– Я последователь вахтанговской школы, несмотря на то что окончил ГИТИС. У нас был экспериментальный курс совместно с Щукинским училищем, практически все мои педагоги были вахтанговцами. Что касается почерка – многие видят меня самого в моих спектаклях. У меня есть один недостаток: я показываю, когда разбираю ту или иную роль. Я не имею специального режиссерского образования, я учился быть артистом, а потом оканчивал педагогическую аспирантуру. Режиссёров учат объяснять предлагаемые обстоятельства словами, так называемым «наговором», благодаря чему они начинают точно существовать на сцене. Я это делаю, но мое актерское нутро – сильнее. Иногда это раздражает актеров, но у них нет выбора (смеется). Мне неинтересно в чистом виде ничто бытовое. Я люблю фантазию, гротеск, маски, музыку в спектаклях. У меня только один чисто драматический спектакль по пьесе Юрия Суходольского – «Карусель» в Театре РОСТА. В нем играет потрясающая советская актриса Светлана Тома, та самая, что играла в знаменитой кинокартине «Табор уходит в небо». А еще невероятная артистка Татьяна Орлова из театра Маяковского, замечательная приглашенная артистка. Все остальные спектакли – с преобладающей музыкальной составляющей.

 

Как вы выбираете музыку, освещение и декорации для представления, где черпаете идеи?

– Возможно, из снов и фантазий. Вообще, фантазия – самая главная способность режиссера. Если человек не обладает совершенно сумасшедшей фантазией, он не способен стать ни хорошим артистом, ни хорошим режиссером тем более. Важна вера в идею, заразительность, как это бывает у детей, когда они во что-то играют. Режиссеру важно оставаться таким же ребенком. Но художник для меня – это больной вопрос, я, к сожалению, до сих пор не нашел своего художника. Я работаю с разными, но мне еще предстоит найти «своего человека». Мне повезло найти своего поэта – Вениамина Борисова, своих композиторов – это Иван Замотаев, Александр Бараев, Николай Чермошенцев. Что касается художника, я нахожусь в активном поиске.

 

Расскажите о взаимоотношениях с Александром Зацепиным? Как вы познакомились?

– У нас пока только один спектакль на музыку великого (не побоюсь этого слова) Александра Сергеевича – «Иван Царевич и Серый волк». Поверить трудно, что судьба нас связала, композитору было 93 года, когда он закончил писать музыку к этому спектаклю. Это – огромное счастье работать с ним, не только как с большим Художником, но и как с человеком. Это ощущение необыкновенной молодости в душе, он спортсмен, интеллектуал, необыкновенно трогательный и интеллигентный человек, профессионал своего дела! Его музыку знает вся страна! Нас познакомил Сергей Плотов – наш добрый гений, драматург, поэт, замечательный человек, которого я знаю еще со времен участия в конкурсе театральных капустников «Веселая коза», где я участвовал как артист. Я мечтаю поставить «Тайну третьей планеты», которую закончил в музыкальном плане Александр Сергеевич, нужно лишь немного адаптировать пьесу Сергея Плотова, когда у него найдется время. А еще важно найти финансирование, ведь это фантастический сюжет, он требует немалых затрат! Все же смотрели мультик. Так что это есть в планах.

 

Вы часто работаете в тандеме с супругой Нонной Гришаевой. Сложно совмещать работу и личную жизнь? Каким образом вы решаете конфликты или разногласия и кто в этом смысле больший авторитет на площадке – режиссер или звездная актриса?

Это сложно. Я не могу сказать, что мы много вместе работаем. У нас обоих довольно резкие характеры, и не переносить личные отношения в работу не получается, но мы привыкли работать вместе. Безусловно, это сопряжено со спорами, разногласиями, потому что мы оба – люди эмоциональные. Но главное, что результат нашей совместной работы довольно неплохой. У нас нет задачи ставить каждый год совместный спектакль или каждый сезон делать что-то вместе. Я – Лев по гороскопу, то есть человек очень властный и требующий от артистов безусловного подчинения. Этого трудно добиться от собственной жены. Но Нонна Валентиновна – выдающегося таланта артистка, поэтому в какой-то момент нужно просто отодвинуть в сторону свои собственные амбиции и благодарить Бога за возможность поработать с Гришаевой как с актрисой. Это не только мое мнение. Любой режиссер будет счастлив такой возможности.

 

Как вы поддерживаете вдохновение и мотивацию актеров на протяжении всего процесса?

Я просто люблю их. Меня беспокоит то, что с ними происходит. Я горжусь тем, что нам удалось создать такую труппу, если говорить про Театр РОСТА, в которой мы являемся настоящей семьей. Мы делимся наболевшим, вместе переживаем, вместе радуемся. Любовь к тому, что мы делаем и другу к другу помогает нам работать и быть сосредоточенными, быть командой. Это получилось у меня далеко не сразу, и приняли меня не сразу. Важно в любом коллективе доказать, что ты не просто «денщик», который как муж художественного руководителя пришел сюда покрасоваться, что-то поставить и убежать. На сегодняшний день они поняли, что я большую часть своей жизни посвящаю этому театру, его развитию, процветанию, и в этом – залог нашего успеха.

 

Какие цели вы ставите перед собой во время подготовки к новому спектаклю? Существует ли рецепт успешного спектакля или это миф?

– Рецепта, конечно, нет, потому что самые классные вещи получаются случайно. Это не спорт, где есть цель рекорда. Нельзя ставить себе задачу создать великий шедевр. Где та ступень, после которой человек может называться гением? Поэтому, говоря о выдающихся или просто талантливых людях, надо стараться себя увлечь тем, что ты делаешь. Важно, в каком настроении ты создаешь тот или иной спектакль. Например, если я ставлю комедию без соответствующего настроения, она может получиться не такой, как мне хотелось бы. А бывает, придумываешь какой-то абсурд, как было со спектаклем «Лучший город Земли», я просто подсмотрел телевизионный проект своего друга Николая Чермошенцева «Музобразие», где дети из трех команд в прямом эфире придумывают музыку на стихи, и я вдруг поверил, что в театре на глазах у зрителей можно создать песню! И уже вместе с Яной Стародуб-Афанасьевой, моей подругой и драматургом, мы придумали спектакль, который покоряет всю страну. Мы подарили уже трем городам России песни, написанные совместно со зрителями. А бывало так в моей жизни, что мне казалось, что сейчас я как дам жару и всем покажу. А не получалось. Заранее ничего не понятно, нужно просто полюбить то, что ты делаешь, заинтересоваться этим всерьез и заинтересовать тех, с кем ты работаешь. А еще стараться не работать с теми людьми, которые равнодушны к процессу. Театр – командная игра.

 

Какой из спектаклей для вас оказался наиболее сложным или запоминающимся в творческом плане?

– Надеюсь, он впереди. Я очень люблю все свои спектакли, они же как дети! Если этот «ребенок» недолюблен, он может вырасти злым, а то и преступником стать. Надо любить свои спектакли! Недавно я выпустил спектакль «36 и 6», который идет с большим успехом в Беларуси, но я понимаю, что мне нужно туда снова поехать, посмотреть, что там и как, чтобы держать его «в форме». За спектаклем нужно ухаживать!

 

Кто из современных драматургов вызывает у вас неподдельный интерес и желание поставить именно его произведение и почему?

Мои первые спектакли были антрепризными, я начинал с современной драматургии. В прошлом году я принимал участие в международном фестивале ТЮЗа имени Брянцева «Молодежь. Театр. Фест», и там я делал читки вместе со своими студентами из отобранных жюри современных авторов, многие из которых заслуживают внимания. Но сейчас меня стала интересовать классика. Современный драматург должен писать о чем-то актуальном и наболевшем сегодня, а мы живем в такое страшное время, что от этой реальности хочется отойти. Классика – это лекарство, и я смотрю в эту сторону. Хотя, что считать классикой, а что – современностью? Например, если брать 20 век. Сейчас я перечитываю пьесу Володина «Дульсинея Тобосская» и влюблен в нее абсолютно.

 

Вы никогда не думали поставить что-то из китайского или индийского эпоса и привлечь к участию иностранцев?

– У меня была идея поставить «Танцора диско», у меня даже состоялась переписка с представителями индийской индустрии и обладателями прав, я общался с Дмитрием Богачевым (бывший представитель Stage Entertainment, в настоящее время – «Бродвей Москва»), был приглашен на премьеру в Дели, но моя поездка отменилась из-за пандемии. Была цель перенести этот мюзикл на российскую сцену. Я думаю, сотрудничество со странами BRICS дает нам широкие возможности познакомиться и с китайскими, и с индийскими драматургами и авторами, я бы с удовольствием поставил что-то подобное.

 

Если говорить о ваших ролях в кино – какой из недавних проектов искренне порадовал вас интересным сценарием и актерским составом? Самая удачная ваша роль?

– Я получаю огромное удовольствие, снимаясь в скетчкоме «История большой страны», народу нужно улыбаться и отвлекаться от суровой действительности. У меня потрясающие партнеры: Нонна Гришаева, Ольга Тумайкина, Татьяна Орлова, Стас Дужников, Денис Бузин (наш русский Мистер Бин). Мы там встречаемся и дурим уже третий сезон. Я характерный артист, в основном меня приглашают на комедийные роли. Но больше всего комплиментов за сыгранную роль я получил в сериале «Магомаев», хотя сам для себя я отмечаю и другие свои актерские работы, но верю, что лучшие мои роли – впереди!

 

Помогает или мешает вам как актеру режиссерское видение? Насколько сложно сочетать в себе обе роли?

– Ужасно мешает! Глаза – всегда на спине, ты начинаешь давать непрошеные советы режиссерам-постановщикам, и некоторые относятся с пониманием, а некоторых это раздражает. Меня бы тоже это раздражало, я могу их понять, но мне сложно удержаться от собственных фантазий и идей. Мне очень хочется играть в театре в качестве артиста. Я настолько привык быть по ту сторону пульта, что понимаю - надо возвращаться.

 

Чем порадуете в новом сезоне?

– Сейчас я много всего планирую, но не решил точно, что буду ставить и где. В будущем сезоне я не буду ставить в Театре РОСТА, у нас уже приглашены два других замечательных режиссера, пусть труппа от меня отдохнет, но раскрывать всех карт пока не буду. Хочется посетить с гастролями как можно больше городов России со спектаклем «Лучший город Земли», а до Нового года я хочу поставить что-то новое.


Катрин

Фото: предоставлены героем публикации
Другие Интервью

Академик РАХ - о том, какие черты характерны для данного направления в искусстве и кого можно назвать его пионером.

24.07.2024 10:22:26

Японская балерина – о том, было ли трудно понять русский менталитет, а также о том, как ей удается совмещать выступления на сцене и блогерство.

19.07.2024 14:19:37

Доктор политических наук – о теоретико-методологических и прикладных аспектах изучения идентичности в социальных науках в условиях радикальных изменений в структуре современного миропорядка.

15.07.2024 17:13:37

Экс Генеральный секретарь ШОС – о значении предстоящего саммита ШОС и о роли, которую организация играет в мире.

10.07.2024 19:44:09