ПРОСТРАНСТВО ВОЗМОЖНОСТЕЙ
Все страны и города
Войти
Лаос, Таиланд, Камбоджа и Вьетнам – в поисках решений водной проблемы Меконга

Лаос, Таиланд, Камбоджа и Вьетнам – в поисках решений водной проблемы Меконга

23.03.2024 17:00:00

Являясь одной из крупнейших рек в мире, Меконг имеет огромное значение в экономике и жизнеобеспечении населения стран материковой части Юго-Восточной Азии. Растущие противоречия вокруг использования речных ресурсов, которые носят как межгосударственный, так и межсекторальный характер, оказывают значительное влияние на политику стран нижнего течения реки – Лаоса, Таиланда, Камбоджи и Вьетнама – в отношении водной проблемы Меконга.


Политика Лаоса в отношении проблемы Меконга

Лаос, обладая значительными гидроэнергетическими ресурсами, подавляющая часть которых приходится на главное течение и притоки Меконга, а также выгодным с точки зрения экспорта электроэнергии географическим положением, рассматривает развитие гидроэнергетики в качестве одного из ключевых факторов национального социально-экономического развития.

По состоянию на конец 2022 г. 9,6 из 11 тыс. МВт мощности национальной энергосистемы приходятся на гидроэнергетику, 77 из 90 функционирующих электростанций являются гидроэлектростанциями. Большая часть вырабатываемой электроэнергии идет на экспорт в Таиланд, Камбоджу и Вьетнам. В 2021 г. Вьентьян поставил в эти страны 27,5 из произведенных 36,8 ТВт ч электроэнергии, т. е. около 75 % общего объема электрогенерации. Кроме того, в 2022 г. Лаос заключил соглашение с КНР, предусматривающее поставку в китайскую провинцию Юньнань электроэнергии в период дождей, когда лаосские ГЭС вырабатывают наибольший ее объем. Для стабильного энергоснабжения северной части Лаоса этот же документ определил поставку электроэнергии в обратном направлении в сухой сезон.

Примечательно, что, являясь ведущим поставщиком электроэнергии, страна осуществляет ее импорт. Причиной этого является неразвитость внутренней сети линий электропередач, выраженная в недостаточной взаимосвязи между существующими четырьмя региональными энергосетями – северной, южной и двумя центральными. Превышение предложения электроэнергии над местным спросом в северной и центральной частях страны позволяет продавать ее излишки за рубеж, в то время как обратная ситуация на юге Лаоса приводит к необходимости импорта электроэнергии из Таиланда и Вьетнама, причем по более высоким ценам. Некоторая часть внешних поставок также осуществляется из Китая.

Будучи относительно бедной страной, Лаос не способен к самостоятельному освоению имеющегося гидроэнергетического потенциала, что вынуждает его опираться на внешние инвестиции в развитие гидроэнергетики. Крупнейшими источниками финансирования лаосских гидроэнергетических проектов (как уже реализованных, так и осуществляемых, и планируемых) являются Таиланд, Китай и Вьетнам. По оценкам американского Центра имени Генри Стимсона, сделанным в начале 2021 г., совокупная мощность гидроэлектростанций (находящихся на этапе планирования, строительства или уже введенных в эксплуатацию), полностью или частично профинансированных Таиландом, составляет 10,5 тыс. МВт, Китаем – 6,8 тыс. МВт, Вьетнамом – 2,3 тыс. МВт.

Ярким примером взаимодействия с зарубежными партнерами является построенная в 2018 г. и введенная на следующий год в эксплуатацию ГЭС «Саябури» мощностью 1285 МВт, около 95 % вырабатываемой электроэнергии которой экспортируется в Таиланд. Станция является первой из двух имеющихся ГЭС, возведенных в русле Меконга в нижнем бассейне реки. Тайские коммерческие банки осуществили большую часть финансирования проекта. Поставка электроэнергии осуществляется в соответствии соглашением сроком на 31 год. В целом же реализация гидроэнергетических проектов часто осуществляется Лаосом без заблаговременного заключения соглашений о покупке электроэнергии с соседними странами, что является причиной переизбытка мощности.

Особенностью развития лаосской энергосистемы является постепенно увеличивающаяся зависимость от КНР. В сентябре 2020 г. электроэнергетические компании Лаоса и Китая – Electricite du Laos и China Southern Power Grid Company – учредили новое юридическое лицо – Electricite du Laos Transmission Company Ltd (ELTC), – контролирующее высоковольтные линии электропередач Лаоса напряжением свыше 230 кВ, а следовательно, и значительную часть импорта и экспорта электроэнергии. Контрольный пакет акций созданной компании принадлежит китайской стороне. В 2021 г. стало известно о заключении двумя странами концессионного соглашения, в соответствии с которым ELTC инвестирует в развитие, управление и контроль лаосской энергосети 2 млрд долл. в течение 25 лет, после чего передаст ее местному правительству.

 

Политика Таиланда в отношении проблемы Меконга

Таиланд позиционирует себя в качестве неформального лидера стран нижнего течения реки Меконг. Для продвижения своих интересов Бангкок использует запущенную им инициативу «Стратегия экономического сотрудничества трёх рек Иявади – Чао Прайя – Меконг» (The Ayeyawady – Chao Phraya – Mekong Economic Cooperation Strategy/ACMECS), участниками которой помимо него являются Мьянма, Лаос, Камбоджа и Вьетнам.

Бангкок является крупным инвестором лаосских гидроэнергетических проектов, от которых получает часть вырабатываемых мощностей, однако в силу своего положения испытывает негативные последствия, связанные с деградацией речной экосистемы. Это определяет осторожный подход страны в вопросе развития гидроэнергетики в основном течении и на притоках Меконга. В частности, в ходе проводящихся с 2019 г. консультаций по вопросу строительства на лаосском участке речного русла в нескольких километрах от границы с Таиландом ГЭС «Санакхам» мощностью 684 МВт Бангкок неоднократно отклонял разработанную китайским подрядчиком документацию, запрашивая дополнительные исследования трансграничного воздействия ГЭС на окружающую среду и население.

В 2020 г. глава Управления национальных водных ресурсов Таиланда заявил об опасениях, связанных с вопросом целостности речной границы между Таиландом и Лаосом, а также возможными экологическими и социальными последствиями реализации этого гидроэнергетического проекта. В том же выступлении, ссылаясь на наличие достаточного количества электроэнергии, он отметил возможность отказа Таиланда от ее импорта от этой ГЭС. В августе 2021 г. Управление по производству электроэнергии Таиланда объявило о приостановке действия соглашений о покупке электроэнергии от четырех планируемых лаосских ГЭС, включая «Санакхам», до осуществления дополнительных мер по защите окружающей среды. Таким образом, Таиланд может оказывать давление на Лаос не только в рамках принятого Комиссией по реке Меконг порядка консультаций перед реализацией гидроэнергетических и иных связанных с водопользованием проектов, но и в силу того, что страна является основным покупателем лаосской электроэнергии.

Примечательно, что, являясь основным импортером лаосской электроэнергии, Таиланд имеет переизбыток установленных мощностей. По состоянию на середину 2022 г. установленная мощность национальной энергосистемы составляла свыше 48,5 тыс. МВт, в то время как пиковое энергопотребление на тот момент достигло лишь около 32,2 тыс. МВт. При этом в том же году страны подписали меморандум о взаимопонимании, предусматривающий увеличение мощности поставляемой из Лаоса электроэнергии с 9 до 10,5 тыс. МВт. Это объясняется низкой стоимостью лаосской гидроэлектроэнергии, которая значительно дешевле электроэнергии на основе природного газа, а также ее относительной стабильностью по сравнению с другими видами возобновляемой энергетики (газовая и возобновляемая энергетика, наряду с угольной, являются основными источниками электрогенерации в Таиланде). Часть избыточных мощностей Таиланд экспортирует в южную часть Лаоса, Камбоджу и Малайзию.

 

Политика Камбоджи в отношении проблемы Меконга

Камбоджа, располагая значительным гидроэнергетическим потенциалом, в своем развитии во многом полагается на ГЭС. Однако из-за высокой зависимости от Меконга и связанного с ним озера Тонлесап, особенно в вопросе продовольственной безопасности, проявляет достаточно осторожный подход в развитии гидроэнергетики.

По состоянию на 2021 г. установленная мощность национальной энергосистемы страны достигла 3 тыс. МВт, из которых 1,3 тыс. МВт пришлись на гидроэнергетику. Развитие этого вида энергетики в Камбодже, так же как и в Лаосе, определяется внешними инвестициями. При этом, в отличие от Лаоса, доминирующую роль здесь играет Китай. Все семь плотинных ГЭС построены и практически полностью профинансированы китайскими компаниями.

Крупнейшим реализованным проектом ГЭС стала станция «Нижний Сесан - 2» мощностью 400 МВт, построенная с участием Китая и Вьетнама на притоке Меконга и введенная в эксплуатацию в 2018 г. Пномпень также планировал реализовать два крупных проекта в основном течении реки – ГЭС «Самбор» (2,6 тыс. МВт) и ГЭС «Стунг Тренг» (1,4 тыс. МВт). По мнению правительства, их реализация позволила бы начать экспортировать электроэнергию в соседние Таиланд и Вьетнам, с которыми уже имеются трансграничные линии электропередач. Пока же Камбоджа сама является ее импортером. Так, в 2021 г. мощность закупаемой у Таиланда, Лаоса и Вьетнама электроэнергии достигла почти 1 тыс. МВт.

Несмотря на указанные преимущества, Камбоджа в 2020 г. заморозила осуществление этих проектов, отказавшись от строительства ГЭС в основном течении Меконга до 2030 г. Причиной этого стало давление со стороны местного населения по вопросу резкого сокращения улова рыбы, а также переосмысление планов развития энергетики из-за начавшейся в 2019 г. засухи, приведшей к существенному уменьшению речного стока, следовательно к сокращению объемов вырабатываемой гидроэлектроэнергии. Однако уже в начале 2022 г. правительство одобрило проведение в течение шести месяцев работ по технико-экономическому обоснованию строительства ГЭС «Стунг Тренг», в ходе которого были проведены исследования на ряде участков Меконга. Это может свидетельствовать об очередном пересмотре политики в отношении гидроэнергетики в ближайшем будущем.

На фоне перебоев в работе ГЭС и отказа от строительства двух крупных станций в русле главной индокитайской реки Пномпень в 2019 г. подписал с Вьентьяном меморандум о взаимопонимании по вопросу импорта электроэнергии мощностью 2,4 тыс. МВт, вырабатываемой двумя угольными электростанциями на юге Лаоса. После этого, в 2020 г., правительство Камбоджи одобрило строительство двух аналогичных станций на территории страны.

 

Политика Вьетнама в отношении проблемы Меконга

Вьетнам, занимая нижнее положение по течению Меконга, также как и Камбоджа, испытывает на себе разрушительные последствия изменения климата и растущей эксплуатации речных ресурсов. Вьетнам выступает против дальнейшего развития гидроэнергетики на Меконге, однако в то же время активно участвует в лаосских гидроэнергетических проектах. Например, Вьетнам является одним из инвесторов строящейся в речном русле ГЭС «Луанг Прабанг» мощностью свыше 1,4 тыс. МВт.

Одной из причин этого является прогнозируемая нехватка электроэнергии в стране. Так, в конце 2021 г. мощность национальной энергосистемы достигла 76,6 тыс. МВт. При этом наибольшая ее часть пришлась на угольные (24,7 тыс. МВт) и гидроэлектростанции (21,8 тыс. МВт). В связи с взятыми Вьетнамом обязательствами по ограничению использования угольной электрогенерации, а также невозможностью значительного увеличения использования гидроэнергетики по причине исчерпания потенциала последней, Вьетнам будет увеличивать импорт электричества, в первую очередь из Лаоса. В соответствии с заключенным в 2016 г. правительствами двух стран меморандумом о взаимопонимании мощность поставляемой электроэнергии достигнет 3 тыс. МВт к 2025 г. и 5 тыс. МВт к 2030 г. На начало 2023 г. утвержденное правительством страны значение показателя составило почти 2,7 тыс. МВт.

В то же время, учитывая практически неизбежность развития гидроэнергетики выше по течению, участие в лаосских проектах ГЭС может свидетельствовать о попытке повлиять на их строительство и безопасную эксплуатацию в целях минимизации ущерба окружающей среде в дельте Меконга, а также риска возникновения чрезвычайной ситуации. Ярким примером такой ситуации является случившееся в июле 2018 г. разрушение плотины ГЭС в южной лаосской провинции Тямпасак, приведшее к разрушению шести деревень и вынужденному переселению оставшихся без крова 7 тыс. человек. Последствия катастрофы, выразившиеся в резком повышении уровня воды, распространились на соседнюю Камбоджу и привели к затоплению пахотных земель и эвакуации еще нескольких тысяч человек.

Будучи авторитетным игроком в субрегионе, Вьетнам конкурирует с Таиландом и Китаем за влияние. Занимая позицию старшего брата для Пномпеня и Вьентьяна, Ханой неформально лидирует на проводимых саммитах и других встречах «треугольника развития Камбоджа - Лаос - Вьетнам», а также аналогичных мероприятиях с участием Камбоджи, Лаоса, Вьетнама и Мьянмы. Такие трех- и четырехсторонние форматы взаимодействия были созданы в 1999 и 2003 гг. соответственно в целях содействия экономического развития и интеграции стран – участниц этих механизмов взаимодействия. По некоторым оценкам, Вьетнам не всегда поддерживает инициативы, продвигаемые Таиландом в рамках ACMECS, что вынуждает Бангкок во многом согласовывать свою политику с Ханоем.

Цели и задачи политики Вьетнама в отношении водной проблемы Меконга подробно отражены в принятой в 2017 г. правительственной резолюции «Адаптация к изменению климата и устойчивое развитие дельты Меконга». Документ определил три направления вьетнамской водной дипломатии: координация двустороннего и многостороннего сотрудничества со странами выше по течению; активное участие в работе Комиссии по реке Меконг и других механизмах взаимодействия как между странами субрегиона, так и между ними и внешними партнерами; развитие сотрудничества с другими странами и организациями в целях мобилизации финансовых, технологических и других ресурсов на развитие дельты Меконга.

В ходе последующего осуществления водной дипломатии, в соответствии с положениями данной резолюции, Ханой стремился к привлечению к проблеме Меконга международного внимания. В частности, в ходе председательства Вьетнама в АСЕАН в 2020 г. проблема Меконга была впервые внесена в повестку дня этой организации. Тема «Сближение субрегионального сотрудничества стран Меконга с целями АСЕАН» обсуждалась на первом Форуме АСЕАН по субрегиональному развитию, заседании Координационного совета АСЕАН по субрегиональному развитию, а также нашла свое отражение в совместных документах 37-го саммита АСЕАН.

 

Развитие трансграничного речного сотрудничества

Рост использования речных ресурсов и углубление связанных с этих противоречий привел к необходимости наращивания трансграничного водного сотрудничества, которое страны нижнего бассейна осуществляют в рамках деятельности Комиссии по реке Меконг (КРМ). В соответствии с подписанным ими в 1995 г. соглашением «О сотрудничестве в целях устойчивого развития бассейна реки Меконг», положившем начало работе этой международной организации, ее участники согласились ограничить свои права в сфере водопользования общими интересами.

В частности, любое использование воды из основного течения Меконга в сезон дождей подлежит уведомлению Объединенного комитета организации (членами данного органа, проводящего сессии два раза в год, являются представители стран на уровне главы департамента), в сухой сезон – предварительным консультациям для достижения этим комитетом удовлетворяющего всех решения. Более строгими являются правила водоотвода. Любой отвод воды из русла в сезон дождей подлежит предварительным консультациям, а в сухой сезон такие консультации проводятся по каждому конкретному проекту.

Соглашение предполагает сотрудничество для предотвращения падения стока ниже определенного уровня в течение сухого сезона и его увеличения до значений выше естественных в период дождей. Требования к уровню воды на каждом участке речного русла подготавливаются Объединенным комитетом и утверждаются Советом организации (представлен участниками на уровне министра, собирается раз в год). Для выполнения указанного соглашения стороны утвердили порядки проведения процедур обмена данными, мониторинга водопользования, проведения предварительных консультаций, поддержания стока в речном русле и проверки качества воды.

Недостатком Комиссии по реке Меконг является отсутствие среди ее участников стран верхнего бассейна реки, в первую очередь Китая, который избежал заключения соглашения, ограничивающего его суверенитет по вопросу использования речных ресурсов. КНР и Мьянма имеют в организации статус наблюдателей. Тем не менее о полном отсутствии движения в сторону увеличения сотрудничества говорить нельзя.

В 2020 г. КНР и КРМ заключили соглашение, в соответствии с которым Пекин согласился ежедневно в течении всего года предоставлять данные об уровне воды и осадках с двух своих приграничных гидрологических станций. Ранее Китай предоставлял указанную информацию только в сезон дождей. Достижение соглашения высоко оценивается странами – членами КРМ, так как позволяет значительно улучшить прогнозирование наводнений и засух. Помимо этого, основной планирующий документ организации – действующая «Стратегия развития бассейна на период с 2021 по 2030 гг.» – отличается от двух предыдущих аналогичных документов тем, что предполагает сотрудничество в целях развития всего бассейна реки Меконг, т. е. взаимодействие всех шести стран субрегиона, включая Китай.

Заинтересованность в сотрудничестве в рамках КРМ показали результаты состоявшегося в апреле 2023 г. 4-го саммита КРМ. В ходе мероприятия с темой «Инновации и сотрудничество для обеспечения водной безопасности и устойчивого развития Меконга» стороны обсудили вопросы повышения эффективности мер по борьбе с наводнениями и смягчению последствий засух путем улучшения процессов мониторинга состояния реки и согласованного водопользования. В целях комплексного развития субрегиона и смягчения противоречий вокруг использования речных ресурсов лидеры стран нижнего течения Меконга призвали все заинтересованные стороны к поиску новых совместных и национальных инвестиционных проектов, например в сфере развития зеленой энергетики, модернизации сетей электропередач и налаживания трансграничной торговли электроэнергией.

В целях экономического развития субрегиона, исключения зависимости в этом вопросе от КНР, а также оказания давления на нее по вопросу согласованного водопользования, страны нижнего течения активно сотрудничают с нерегиональными партнерами и международными организациями. Так, Комиссия по реке Меконг имеет партнерские отношения с Австралией, Бельгией, ЕС, Германией, Люксембургом, Нидерландами, США, Финляндией, Швецией, Швейцарией, Японией и Всемирным Банком. Помимо этого, Лаос, Таиланд, Камбоджа, Вьетнам вместе с Мьянмой сотрудничают с США, Японией, Южной Кореей и Индией в рамках, созданных этими странами отдельных площадок по взаимодействию.

 

Заключение

В целом все страны нижнего бассейна Меконга в той или иной мере и с разной степенью беспокойства заинтересованы в увеличении использования его ресурсов, в первую очередь энергетических. Несмотря на существующие опасения, касающиеся влияния гидроэнергетики на состояние экологической системы субрегиона, Таиланд, Лаос, Камбоджа и Вьетнам наращивают сотрудничество в сфере трансграничной торговли электроэнергией, которая является одним из важнейших факторов экономического развития СБМ.

При этом обладающие большими гидроэнергетическими ресурсами Лаос и Камбоджа, являясь наименее развитыми странами, с точки зрения использования этих ресурсов зависят от своих соседей – Китая, Таиланда и Вьетнама. Так, эти три страны являются основными инвесторами гидроэнергетических проектов в Лаосе. Практически единственным спонсором и строителем ГЭС в Камбодже является Китай. Влияние последнего на энергетическую систему Лаоса также увеличивается.

Привлечение внешних участников рассматривается в качестве важного фактора комплексного развития субрегиона, включающего прежде всего создание и совершенствование энергетической, транспортной и информационной инфраструктуры, развитие производственной кооперации, торгового и инвестиционного сотрудничества. Вовлечение как можно большего количества нерегиональных игроков в участие в субрегиональных процессах позволяет оказывать давление на КНР по вопросу согласованного водопользования, снижать вызванную американо-китайским противостоянием напряженность, а также создавать условия для здоровой конкуренции в развитии субрегиона.

Большое внимание к проблемам субрегиона со стороны внешних игроков, преследующих в субрегионе собственные интересы, стало восприниматься АСЕАН в качестве вызова региональному единству, вследствие чего организация в 2020 г. впервые включила тему Меконга в свою повестку.


Бутко А. А. Политика Лаоса, Таиланда, Камбоджи и Вьетнама в отношении проблемы Меконга // Юго-Восточная Азия: актуальные проблемы развития

В иллюстрации использовано изображение автора Muhammad Atiq (CCBY3.0) с сайта https://thenounproject.com/ и фото с сайта https://unsplash.com/

Другие Актуальное

Мини-огороды становятся альтернативой отдыху на природе. Кроме того, «плантации» устраивают прямо на рабочих местах.

18.04.2024 15:12:19

Камбоджа является одним из ключевых производителей продовольствия. В связи с этим азиатская страна разработала долгосрочную стратегию по увеличению своего вклада в мировую продовольственную безопасность.

16.04.2024 16:58:02

Азербайджан на сегодняшний день – одна из самых бурно развивающихся стран Южного Кавказа и региона Каспийского моря. Уникальное географическое положение на стыке основных торговых путей, соединяющих Европу и Центральную Азию, обуславливает заинтересованность внешних игроков в тесном сотрудничестве с Баку с использованием его транспортно-логистических возможностей.

16.04.2024 16:38:48