ПРОСТРАНСТВО ВОЗМОЖНОСТЕЙ
Все страны и города
Войти
Экономические отношения Кыргызстана и КНР: история, проблемы и перспективы

Экономические отношения Кыргызстана и КНР: история, проблемы и перспективы

21.11.2023 15:00:00

Постсоветское пространство имеет большое значение для Китая как рынок сбыта, а республики Центральной Азии, в том числе Кыргызстан, – как ключевые транзитные территории в рамках проекта «Один пояс, один путь». На основе статистических данных Главного таможенного управления КНР были исследованы динамика, особенности и перспективы двустороннего торгово-экономического сотрудничества.


Введение

В сентябре 2013 г. председатель КНР Си Цзиньпин выдвинул идею создания «Экономического пояса Шелкового пути» в рамках проекта «Один пояс, один путь». Эта инициатива была преобразована в стратегию всесторонней открытости Китая в новую эпоху. В условиях формирования нового миропорядка этот проект имеет для страны важное геополитическое и геоэкономическое стратегическое значение. После распада СССР КНР получила огромный рынок сбыта своих потребительских товаров. С установлением дипломатических отношений между КНР и Киргизской Республикой (КР) в 1992 г. торгово-экономические отношения начали стремительно развиваться. Об этом свидетельствуют статистические данные, а также экспертный анализ отечественных и зарубежных исследователей.

Все прошедшие три десятилетия Китай сохраняет статус крупнейшего торгового партнера и источника импорта Кыргызстана. Спектр экономического и технологического двустороннего сотрудничества постоянно расширяется и демонстрирует тенденцию к диверсификации.

В 2013 г. было установлено стратегическое партнерство, а в 2019 г. подписана Совместная декларация о дальнейшем углублении всестороннего стратегического партнерства. В документе подчеркнуто отсутствие между двумя государствами каких-либо проблем, препятствующих поступательному развитию отношений добрососедства, дружбе между народами и взаимовыгодному сотрудничеству в политической, экономической, гуманитарной и других областях.

 

Основные этапы торгово-экономических отношений

Эволюцию кыргызско-китайских торгово-экономических отношений можно разделить на три этапа:

1) 1992-2000 гг. – установление дипломатических отношений, подписание двусторонних договоров и решение пограничных вопросов;

2) 2001-2012 гг. – развитие дружественных отношений, налаживание инвестиционных и ряда других программ;

3) 2013-2021 гг. – переход к производственному сотрудничеству в рамках проекта «Один пояс, один путь».

Динамика торгово-экономических отношений Кыргызстана с КНР в 1992-2021 гг. представлена в таблице.


Первый этап начался с подписания 5 января 1992 г. совместного коммюнике об установлении дипломатических отношений. За ним последовал ряд соглашений, касающихся экономического, торгового, научно-технического сотрудничества, а также сертификации качества импортных и экспортных товаров. Эти соглашения заложили основу для начала активного сотрудничества между двумя странами.

Согласно китайской таможенной статистике, если в 1992 г. объем двусторонней торговли составлял всего 36 млн долл., то уже в 1993 г. он увеличился до 103 млн долл. Для координации связей в 1994 г. был учрежден Межправительственный комитет по торгово-экономическому сотрудничеству. В 1995 г. двусторонняя торговля достигла максимума – 231 млн долл. Однако затем ее объем резко упал, что, скорее всего, было связано с подготовкой к вступлению КР в ВТО. Сказалась неопределенность нормативно-правовой базы двусторонних торговых отношений, существовавшая до окончательной проработки соответствующих документов.

С 1998 г. Кыргызстан начал раскрывать свой внутренний рынок, снижая тарифы и нетарифные барьеры в соответствии с правилами ВТО. Поэтому в кыргызско-китайской торговле наблюдался резкий скачок, товарооборот вырос с 1 млн долл. в 1996 г. до 198 млн в 1998 г. Правда, с 1999-го по 2001 г. торговая активность со стороны Пекина была невысокой, поскольку он сам готовился к вступлению в ВТО и согласовывал таможенные пошлины и тарифы. Негативную роль сыграли неурегулированность пограничных вопросов и выступления политической оппозиции в КР.

Вступление КНР в ВТО в декабре 2001 г. открыло новые перспективы для торгово-экономического сотрудничества между двумя странами. Произошел впечатляющий рост торговли: с 119 млн в 2001 г. до 5,16 млрд долл. в 2012 г. В течение 2001-2012 гг. был подписан ряд дополнительных соглашений по расширению торгово-экономического и инвестиционного взаимодействия.

Важно отметить несбалансированность развития связей. За 2002-2008 гг. экспорт Китая в Кыргызстан увеличился в 62 раза, а импорт – только вдвое (см. таблицу). Это привело к тому, что в 2008 г. дефицит КР в торговле с КНР достиг 9,33 млрд долл. На двустороннюю торговлю негативно повлияли глобальный финансово-экономический кризис 2008-2009 гг. и политическая нестабильность в самом Кыргызстане: товарооборот сократился с 5,33 млрд долл. в 2009 г. до 4,2 млрд в 2010 гг. С 2011 г. он начал восстанавливаться, составив 4,97 млрд долл., а в 2012 г. – 5,16 млрд.

Третий этап (2013-2021 гг.) начался с подписания серии договоров и соглашений в рамках проектов «Экономический пояс Шелкового пути» и «Один пояс, один путь». Высокий уровень политического доверия был закреплен установлением в 2013 г. отношений стратегического партнерства и подписанием сторонами Совместной декларации. Этот этап был ознаменован серией взаимных визитов высокого уровня, а также подписанием в 2013 г. семи межгосударственных документов. Среди них Соглашение по технико-экономическому сотрудничеству, Соглашение о сотрудничестве в строительстве и эксплуатации газопровода Кыргызстан - Китай, Кредитное соглашение между правительством КР и Экспортно-импортным банком КНР по модернизации ТЭЦ Бишкека, Кредитное соглашение по проекту строительства автодороги Север - Юг, Кредитное соглашение о новом вложении в 10 млн долл., Рамочное соглашение о сотрудничестве по объекту «Кыргызский нефтеперерабатывающий завод»» мощностью 800 тыс. т в год, по ОсОО «Шенсийская угольно-химическая промышленная корпорация» и ОсОО «Чайна Петроль компании «Джунда»» и др. В результате число китайских компаний в разных отраслях экономики Кыргызстана стало неуклонно расти.

В 2013 г. объем двусторонней торговли между странами несколько снизился, до 5,138 млрд долл. При этом экспорт из КНР составил 5,075 млрд долл., импорт – 63 млн, положительное сальдо торгового баланса Китая – 5,013 млрд долл. В 2014 г. объем двусторонней торговли подрос до 5,298 млрд долл., но в 2015 г. в связи со вступлением Кыргызстана в Евразийский экономический союз и ростом таможенных тарифов сократился до 4,342 млрд долл.

Что касается экспорта, то Китай в 2019 г. был шестым по величине торговым партнером Кыргызстана, на его долю приходилось 4 % от общего объема экспорта. С 1992 по 2019 г. общий объем торговли между Китаем и Кыргызстаном увеличился с более чем 30 млн долл. до более чем 6 млрд, то есть почти в 180 раз. Китай остается и крупнейшим источником импорта Кыргызстана, и, хотя из-за COVID-19 объем торговли между двумя государствами сократился почти в два раза, в 2021 г. торговля стабилизировалась в связи с успешным блокированием эпидемии в Китае (см. таблицу).

По итогам 2021 г. Китай занял второе место после России в списке крупнейших торговых партнеров КР. Товарооборот составил 1,5 млрд долл., причем на импорт пришлось 1,46 млрд, а на экспорт – 64 млн. По сравнению с 2020 г. импорт вырос в два раза, а экспорт – в полтора раза. В общем объеме кыргызского экспорта в Китай 95 % заняли поставки шести товарных групп. Среди них медные руды и концентраты, сигареты, руды и концентраты драгоценных металлов, нефтепродукты, необработанный алюминий и шкуры животных. По данным Национального статистического комитета КР, в первом полугодии 2022 г. Китай занял первое место среди основных торговых партнеров Кыргызстана с общим товарооборотом в 1,7 млрд долл.

На протяжении многих лет приграничная торговля остается основной формой двусторонних торговых отношений. Кыргызстан – второй торговый партнер Синьцзян-уйгурского автономного района (СуАР) КНР, объем торговли между ним и КР составляет 60-85 % общего объема двусторонней кыргызско-китайской торговли. До 2008 г. она быстро росла, доходя до 7,97 млрд долл., то есть 85,4 % общего объема. После 2009 г. показатель несколько снизился – в 2011 г. он составил 3,8 млрд долл., или 76,5 % общего объема. В 2013 г. наблюдался рост до 4,173 млрд долл., это 81,2 % общего объема двусторонней торговли. В 2015 г. 80 % китайского импорта в КР поступало из СуАР, а к концу 2022 г. – 84 %.

Наличие общей сухопутной границы и удобное транспортное сообщение, а также культурная близость немало способствуют активному развитию торговых отношений. Географический фактор остается самым большим преимуществом для торгового сотрудничества Китая с Кыргызстаном. В 2022 г. на 11-м заседании Координационной группы «Кыргызстан - СУАР», прошедшем в режиме онлайн, его участники подчеркнули, что последствия пандемии преодолены и протокол 10-го заседания в основном реализован. Подписано Рамочное соглашение о стратегическом сотрудничестве между свободной экономической зоной «Нарын» КР и Кашгарской комплексной бондовой зоной Китая (склады временного хранения товаров, находящиеся под таможенным контролем), направленное на стимулирование электронной торговли между двумя странами.

 

Перспективы сотрудничества

Геостратегическое расположение Кыргызстана между Европой и Азией, а также созданные государством благоприятные условия для торгово-инвестиционной деятельности позволили ему стать для Китая одной из баз для производства, переработки, распределения и реэкспорта товаров. В связи с инициативой «Один пояс, один путь» в республике реализуются проекты в сфере дорожной и энергетической инфраструктуры, городского развития, горнодобывающей и обрабатывающей промышленности, а также в других секторах экономики. Благодаря им сотрудничество между двумя странами, вероятно, станет еще более тесным.

Кыргызстан наращивает поставки в Китай экологически чистой сельскохозяйственной продукции, такой как мед, фрукты, мясо и т. п. С китайской стороны бурно развивается электронная торговля, что позволяет киргизам во все более широких масштабах совершать покупки через интернет.

Пекин приветствует активное участие киргизских компаний в Китайской международной выставке импорта. Поскольку базовой отраслью Кыргызстана исторически считается сельское хозяйство, речь идет прежде всего о закупках его высококачественной продукции. Кроме того, чтобы помочь Кыргызстану повысить его конкурентные преимущества в качестве потенциального транзитного узла между китайским и западными рынками, Китай поддержал реализацию нескольких крупных инфраструктурных проектов в республике, предусматривающих улучшение связанности СУАР не только с КНР, но и с Южной и Западной Азией, а также с Европой. Сотрудничество между Китаем и Кыргызстаном в рамках проекта «Один пояс, один путь» считается обоюдно интересным и выгодным.

В июле 2022 г. прошло 15-е заседание межправительственной киргизско-китайской Комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству. Стороны обсудили возможности развития торговли и промышленной кооперации, а также совместные мегапроекты, включая строительство железной дороги Китай - Узбекистан - Кыргызстан, обводного Чуйского канала-2 и альтернативной дороги «Север - Юг». Кроме того, затрагивались вопросы развития электронной коммерции. В частности, киргизской стороной было предложено открытие в КР филиала компании Alibaba Group.

По итогам встречи стороны подписали Программу средне- и долгосрочного развития торгово-экономического сотрудничества до 2030 г. Ее основные цели – расширение взаимного товарооборота и инвестиционного сотрудничества, координация таможенной политики, дальнейшая либерализация торговли и передвижения капитала, расширение информационно-коммуникационной, транспортной и логистической инфраструктуры, а также промышленной кооперации. Планируется подписать совместный план мероприятий по стимулированию торговли между странами, расширению номенклатуры сельхозпродукции, поставляемой из Кыргызстана в КНР, а также оперативному разрешению проблем, возникающих при перемещении товаров через пункты пропуска Торугарт и Иркештам.

 

Проблемы в отношениях

В современной истории двусторонних отношений есть ряд примеров, когда несоблюдение либо недооценка экологических стандартов и норм со стороны КНР приводили к ухудшению состояния окружающей среды и имиджа китайских проектов. Большинство крупных инфраструктурных проектов в Кыргызстане отдано китайской стороне. Официальный Пекин не отказывает Бишкеку в средствах, но делает это на условиях, предполагающих кредитование и привлечение к реализации проектов исключительно китайских компаний и рабочей силы. Поэтому в последнее время в КР стали нарастать антикитайские настроения, связанные с чрезмерным экономическим, финансовым и гражданским присутствием Поднебесной.

Так, на состоявшихся в 2019 г. в Бишкеке антикитайских митингах их участники требовали объявить мораторий на выдачу паспортов КР гражданам КНР (за исключением этнических киргизов), а также проверить целесообразность и прозрачность кредитов, взятых у КНР. В случае выявления коррупции – привлечь чиновников к ответственности и, наконец, депортировать граждан КНР, незаконно находящихся в стране. Кроме того, митингующие требовали запретить регистрацию смешанных браков, а точнее, запретить местным девушкам выходить замуж за китайских граждан. В некоторых регионах республики (Нарын, Талас и др.) неоднократно вспыхивали конфликты между местными жителями и представителями китайских компаний, занимающихся разработкой и разведкой месторождений.

Так, в начале 2019 г. по вине китайской угледобывающей компании ОсОО «Цзинь Лун» семь сел в узгенском районе Ошской области остались без воды. Как выяснилось, в русле местного родника она складывала отвалы угля, а спустя время вода прорвалась через эти отвалы, и грязь попала в р. Зергер. В 2018 г. выяснилось, что китайский нефтеперерабатывающий завод «Джунда» в Кара-Балте превышает допустимые нормы по загрязнению сточных вод, сливая в городскую канализацию, использованную при переработке нефти воду.

Серьезной проблемой остается дисбаланс взаимной торговли: китайский экспорт на порядок превышает киргизский. В республике увеличивается число китайских компаний, предприятий и рабочих. Основная часть совместных инфраструктурных проектов осуществляется именно китайскими компаниями, проекты в сфере энергетики реализуют исключительно китайские рабочие. Бóльшая часть машин, оборудования и материалов также импортируется из Китая. Таким образом, китайские специалисты сами обслуживают свои объекты, сами себя финансируют, а Кыргызстан получает лишь средства за транзит и землепользование.

Кроме того, неуклонно растет финансовая зависимость Киргизской Республики от КНР. Если в 2008 г. задолженность Бишкека перед Пекином составляла 9 млн долл., то 2009 г. она подскочила до 47 млн, а в 2010 г. – до 150 млн долл. С 2010 по 2019 г. она увеличилась более чем в 186 раз – до 1,7 млрд долл. В 2021 г. долг достиг 1,77 млрд долл., что составило 42,5 % общей суммы внешнего долга страны, а к апрелю 2022 г. – 1,8 млрд долл. Сумма долга, судя по всему, в ближайшей перспективе будет только расти.

 

Результаты и выводы

Торгово-экономические отношения двух государств реализуются как на основе двусторонних соглашений, так и в рамках международных площадок, таких как ШОС, ЕАЭС, ЭПШП, ОПОП. Особое значение имеет сотрудничество в рамках проекта «Один пояс, один путь». В 2019 г. стороны установили отношения всестороннего стратегического партнерства. На текущий день между КР и КНР подписано около 250 межгосударственных, межправительственных, межведомственных и других двусторонних документов, что свидетельствует о наличии серьезной правовой базы и стремлении двух стран последовательно развивать взаимовыгодное сотрудничество.

Существуют и проблемы. Как показывает практика, при реализации своих проектов китайская сторона часто пренебрежительно относится к экологическим стандартам, чему способствует слабая нормативно-правовая база Кыргызстана. Перманентная политическая нестабильность и финансовая зависимость от КНР затрудняют отстаивание властями республики национальных интересов при заключении торгово-экономических соглашений. Все это формирует отрицательный имидж киргизско-китайского сотрудничества.

Одним из вариантов улучшения ситуации может быть выработка зеленых механизмов и проектов, к примеру, в рамках предложенного Пекином в 2020 г. формата «Центральная Азия + Китай» (С5+1) либо «зеленого пояса» ШОС. Если Китай заинтересован в улучшении имиджа «Пояса и Пути», снижении и профилактике синофобии, ответе на критику в том, что он экспортирует свою загрязняющую и токсичную модель производства в слаборазвитые страны, то концепция чистой экологии должна трансформироваться из официальных нарративов в реальные проекты.

Нельзя не признать, что политика «открытых дверей», провозглашенная руководством КР после распада СССР, смогла спасти страну от социально-экономического кризиса. Дешевый китайский импорт помог накормить и одеть население республики в 1990-е годы. Правда, это обернулось разорением национальной промышленности и сельского хозяйства, насаждением торгового капитализма.

Товарооборот двух стран достигает сейчас 7,5 млрд долл., причем сальдо торгового баланса Кыргызстана остается резко отрицательным: импорт из КНР в десятки раз превосходит экспорт в эту страну. Сейчас Китай – главный торговый партнер, а также инвестор и кредитор Кыргызстана. Глубокая экономическая зависимость от Пекина создает определенную угрозу для национальной безопасности и международной субъектности Киргизской Республики, особенно с учетом сырьевой направленности развития экономики страны.

Необходимо отметить рост китайской активности в вопросах региональной интеграции, направленной на инициирование выгодных для себя форм взаимоотношений с государствами региона. В странах Центральной Азии, в том числе в Кыргызстане, имеются как сторонники китайских инициатив, так и их противники, опасающиеся расширения влияния Поднебесной, ее экономической и миграционной экспансии, а в конечном итоге – территориальных уступок сильному соседу в обмен на инвестиции. Пока же сотрудничество КНР и Кыргызстана продолжает набирать обороты, принося республике как выгоды, так и определенные вызовы, и риски.


Ж. О. Омурова, А. А. Арзыматова, Ю. А. Лысенко – Мировая экономика и международные отношения, 2023, том 67, № 6, с. 116-123

В иллюстрации использовано изображение автораAmethyst Studio (CCBY3.0) с сайта https://thenounproject.com/, фото с сайта https://unsplash.com/ и фотоматериалы (общественное достояние) с сайта https://commons.wikimedia.org

Другие Актуальное

Использование политики «мягкой силы» позволяет стране укреплять свое влияние в Туркменистане, Азербайджане, Узбекистане, Казахстане и Кыргызстане.

18.04.2024 19:50:23

Мини-огороды становятся альтернативой отдыху на природе. Кроме того, «плантации» устраивают прямо на рабочих местах.

18.04.2024 15:12:19

Камбоджа является одним из ключевых производителей продовольствия. В связи с этим азиатская страна разработала долгосрочную стратегию по увеличению своего вклада в мировую продовольственную безопасность.

16.04.2024 16:58:02