ПРОСТРАНСТВО ВОЗМОЖНОСТЕЙ
Все страны и города
Войти
Как развивались отношения России и Бразилии

Как развивались отношения России и Бразилии

31.10.2023 09:00:00
Нет сомнений, что в ближайшие годы культурное, экономическое и научное взаимодействие между Россией и Бразилией продолжит активно развиваться. Способствовать этому будет в том числе и партнерство в рамках БРИКС. Как зарождались связи России и Бразилии? И какие исторические события на этом пути стали определяющими? Об этом в очередном выпуске совместного проекта партнера Евразийской медиагруппы, международной сети TV BRICS, и ГАУГН «БРИКС: в зеркале времен» рассказал Борис Мартынов, доктор политических наук, заведующий кафедрой международных отношений и внешней политики России факультета международных отношений МГИМО МИД России. Проект поддержан грантом Минобрнауки России в рамках федерального проекта «Популяризация науки и технологий».

– С какого времени стоит начинать отсчет российско-бразильских отношений?


– Отношения были установлены в 1828 году, через шесть лет после обретения Бразилией независимости. Так как страна до 1889 года была империей, в 1828 году российский император Николай I установил связи с Бразилией именно как с монархической страной, поскольку все остальные латиноамериканские страны имели республиканскую форму правления. Бразилия в этом плане отличалась.

По-настоящему близость наших интересов проявилась (это весьма примечательный факт) на Второй Гаагской конференции мира. Она была созвана в 1907 году по инициативе Николая II. Круг вопросов касался прекращения гонки вооружений, переключения освободившихся средств на нужды бедных стран. И вот возник, казалось бы, такой несколько частный, партикулярный случай, когда решили выбрать состав международного третейского суда (сейчас это Международный суд ООН, он располагается так же в Гааге).

В 1907 году была первая такая попытка создания международного суда. Германия и Англия предложили, что в состав суда на правах постоянных несменяемых членов будут входить представители великих держав.

Великие державы того времени известны – Великобритания, Франция, Италия, Россия, Австро-Венгрия, Япония.

И лишь один представитель великой державы – России, – посол во Франции, который тогда возглавлял российскую делегацию в Гааге Александр Иванович Нелидов, выступил против такой структуры.

Казалось бы, Россия могла воспользоваться этим правом и оставаться в составе международного суда вечно. Однако наша страна предпочла следовать той норме международного права, которая фиксировала международное равенство государств.

И очень интересно, что, выступая на общей ассамблее Второй Гаагской конференции, делегат Бразилии заявил о недопустимости деления государств по принципу военной силы, так как этим закладывалась основа для гонки вооружений, что противоречило самой цели созыва той конференции.

Это был первый случай, когда Россия и Бразилия оказались по одну сторону баррикад. И такая объективная основа была заложена под дружественные отношения между Россией и Бразилией.

В 1917 году они прервались. Это сложный период нашей истории. Нарком иностранных дел Георгий Чичерин предлагал политику, которая позже будет названа мирным сосуществованием, принципы которой – невмешательство во внутренние дела, соблюдение мира, взаимная торговля и дружественные отношения.

Но Коминтерн горел жаждой мировой революции. Естественно, латиноамериканские страны отказались следовать такой политике, тем более что в 1935 году Коминтерн попытался осуществить коммунистический переворот в Бразилии, что также не способствовало взаимному доверию.

Отношения возобновились только в апреле 1945 года. Бразилия участвовала во Второй мировой войне в составе антигитлеровской коалиции, причем не просто символически – знаете, разорвали отношения с Германией и сидят себе спокойно. Нет, Бразилия в 1944 году послала свой экспедиционный корпус на европейский театр военных действий. 25 тысяч человек. Мало? Ну конечно, мало, но впервые латиноамериканская страна послала свои войска воевать в Европу.

Воевали успешно, авиация бразильская воевала, артиллеристы, танкисты. Кстати, в Рио-де-Жанейро стоит монумент летчикам, пехотинцам и морякам работы известного скульптора Оскара Нимейера. Память их чтят.

Бразильцы охраняли конвой в Южной Атлантике, потопили, по разным подсчетам, больше десяти подводных лодок итальянских и немецких.

Также Бразилия поставляла стратегическое сырье.

Но в 1947 году отношения были прерваны по инициативе бразильской стороны.


– Почему?


– Разгар холодной войны.


– Перестройка, развал, СССР – как это повлияло на отношения?


– Сильно повлияло, потому что долгое время Бразилия хорошо использовала противоречия в годы холодной войны между двумя полюсами и выкраивала для себя с той и с другой стороны различные преимущества.

Американцы ничего не могли поделать – иначе Бразилия повернулась бы к Советскому Союзу. А США это было абсолютно неинтересно.

То же самое и Латинская Америка: вся остальная Латинская Америка вела такую же линию.

После развала СССР Латинская Америка оказалась один на один с США, опять, как в XIX веке. Не на кого было больше опереться, возможность для маневра максимально сократилась.

Поэтому бразильцы сожалели о распаде СССР: я лично в 1990 году оказался в Бразилии, и мне довелось пообщаться и с людьми, которые находились у власти, и с профессурой – все, даже те, кто раньше был антикоммунистически настроен, все откровенно были недовольны крахом Советского Союза.

Бразилия уже где-то начиная с 1950-х годов, когда там началась индустриализация, стала ощущать себя в качестве восходящей великой державы. И это ведь неслучайно – огромная территория, огромное население, очень быстрое, динамичное промышленное развитие.

Страна из аграрной превратилась в аграрно-индустриальную, потом в индустриально-аграрную (на сегодняшний день это седьмая экономика мира, между прочим). То есть политическое и социальное самосознание бразильцев стало расти.

Если говорить о сегодняшнем дне, смотрите: наша последняя концепция внешней политики – Россия – страна-цивилизация. И Китай – страна-цивилизация, и Индия, ну и Бразилия. То есть это формирование того самого многополярного мира, о котором мы очень много говорим, но не конкретизируем. А уже пора.

Это не просто многополярный, это цивилизационный мир. Это много, несколько культур, которые существуют на равноправной основе, никто никого ни к чему не принуждает, никто никому не навязывает свои культурные стереотипы, политические стереотипы – ничего подобного.

Это вот как раз тот самый принцип равноправия, только выведенный уже на какие-то более широкие горизонты, которые Бразилия и Россия, кстати говоря, вместе отстаивали в 1907 году на Второй Гаагской конференции.

Помимо членства в БРИКС, МЕРКОСУР, Бразилия с 1945 года также хочет стать постоянным членом Совета Безопасности ООН.


– Для мира что изменится?


– Это будет хорошо прежде всего потому, что Латинская Америка как таковая – это ведь на самом деле самый мирный континент, если начать анализировать. Самый мирный континент нашей планеты.

Бразилия была страной, которая инициировала процесс по превращению Латинской Америки в первую в мире зону, свободную от оружия массового поражения.

Бразильцы еще в 1911 году первыми пошли на реальное сокращение вооружений военно-морских. В отношениях с Аргентиной, например, были достигнуты соглашения, где и та и другая сторона отказались от дополнительных военных кораблей, которые они собирались приобретать.

А весь остальной мир накапливал вооружение накануне Первой мировой войны.

Бразильцы объявили Южную Атлантику зоной мира и сотрудничества.

На всех международных конференциях, начиная с той же самой Гаагской, бразильцы отстаивали традиционные принципы международного права: равенство, суверенитет, невмешательство, мирное разрешение споров, наконец.

К сожалению, Бразилия и Латинская Америка в целом не только географически отдалены от Европы, где творилась мировая политика.

Многие вещи поэтому остаются вне нашего внимания. Например, Бразилия мирным путем разрешила все свои территориальные споры. В Книгу рекордов Гиннесса это можно записать.

А ведь Бразилия граничит со всеми странами Латинской Америки, кроме Чили и Эквадора. И со всеми были споры, и не только в Латинской Америке, были споры с Французской Гвианой, и с Британской Гвианой (нынешняя Гайана, но тогда это была британская колония). Мирным путем удалось присоединить территорию, по площади почти равную Франции. Это рекорд. Но мало кто об этом знает.

Мало кто знает о таком выдающемся дипломате Латинской Америки, как барон де Рио-Бранко (Жозе Мария да Силва Параньос). Он был министром иностранных дел Бразилии с 1902 по 1912 год, и это под его руководством были разрешены все эти споры.

Вот так. Нам нужно расширять свое мировидение, делать его более исторически значимым и более стереоскопическим. 
Светлана Кукава
Другие Интервью

Академик РАХ - о том, какие черты характерны для данного направления в искусстве и кого можно назвать его пионером.

24.07.2024 10:22:26

Японская балерина – о том, было ли трудно понять русский менталитет, а также о том, как ей удается совмещать выступления на сцене и блогерство.

19.07.2024 14:19:37

Доктор политических наук – о теоретико-методологических и прикладных аспектах изучения идентичности в социальных науках в условиях радикальных изменений в структуре современного миропорядка.

15.07.2024 17:13:37

Экс Генеральный секретарь ШОС – о значении предстоящего саммита ШОС и о роли, которую организация играет в мире.

10.07.2024 19:44:09