ПРОСТРАНСТВО ВОЗМОЖНОСТЕЙ
Все страны и города
Войти

Страны Центральной Азии ставят водную проблему в приоритет

28.05.2024 13:00:00

Несмотря на весенние наводнения, в летний период в Казахстане ожидают серьезный дефицит воды. В зоне повышенного риска окажутся поливные земли Туркестанской и Кызылординской областей. Впрочем, аномальная жара и засушливость летом нынешнего года прогнозируется на всей территории Центральной Азии. По оценкам специалистов, это приведет к маловодью, которое может повлечь за собой более серьезные по сравнению с прошлым годом последствия прежде всего экономического и продовольственного характера. Т. е. проблематика гидроресурсов в регионе с каждым годом становится все актуальнее, сообщает сайт «Ритм Евразии».



На пятой консультативной встрече глав государств ЦА, проходившей в сентябре 2023 г. в Душанбе, президент Кыргызстана Садыр Жапаров подчеркнул, что вопросы адаптации к изменению климата, использования водных ресурсов и взаимодействия в энергетической сфере приобретают все большее значение для стран региона: «Для всех уже очевидно, что воды с каждым годом будет все меньше, а потребность в ней будет все больше возрастать».

Эксперты предупреждают: если страны региона уже сейчас не начнут координировать свои усилия, нацеливая их на рациональное и эффективное водопользование, то в ближайшее десятилетие вода может стать причиной серьезных конфликтов между странами. А к середине нынешнего века внушительная территория региона и вовсе может превратиться в пустыню, непригодную для жизни людей.

Такие прогнозы были озвучены участниками прошедшей в Бишкеке международной конференции «Дефицит гидроресурсов в ЦА: пути решения водных проблем на региональном и международном уровнях». Организаторами дискуссии выступили Центр экспертных инициатив «Ой Ордо» и ОФ Green Energy.

 

Поиски решений

«По прогнозам аналитиков Всемирного банка, к 2050 г. на фоне роста населения ЦА до 90 млн человек дефицит питьевой воды составит 25-30 %, а потребность в поливной воде может возрасти на 30 % уже к 2030 году, – рассказал секретарь Совета безопасности КР Марат Иманкулов. – При этом многие эксперты в своих прогнозах приходят к неутешительному выводу, что в ближайшие 25-30 лет человечество столкнется с глобальной проблемой нехватки питьевой воды. И хотя к 2050 г. на планете будет достаточно гидроресурсов для обеспечения потребностей 9 млрд человек, распределены они будут неравномерно. ООН в своих докладах и экспертных оценках отмечает, что если не принять меры по сохранению водных ресурсов уже сейчас, то через четверть века более 5 млрд человек будут иметь проблемы с доступом к воде».

В настоящее время основными вызовами для Кыргызстана, по словам М. Иманкулова, являются: сокращение объемов доступной питьевой воды; высокий износ водохозяйственной инфраструктуры; проблемы трансграничного вододеления; незавершенность реформирования системы управления водных отношений. Есть ряд и других проблем, которые также влияют на водную безопасность страны. Как показывают данные официальной статистики, ситуация с ледниками в Кыргызстане вызывает уже не озабоченность, а сильную тревогу и требует принятия экстренных мер. «На территории нашей страны берут начало наиболее крупные реки, обеспечивающие водой как Кыргызстан, так и соседние государства. После 1991 г. связи и структура единого хозяйственного механизма управления водными ресурсами были разрушены. На повестку дня встал вопрос по разработке новых правил и норм эффективного и рационального водопользования, а также необходимости пересмотра нормативных актов и схем в сфере вододеления трансграничных водных ресурсов», – подчеркнул секретарь Совбеза.

По его словам, отдельные проблемные вопросы использования водных ресурсов государствами ЦА остаются по-прежнему нерешенными и зачастую становятся предметом разногласий во взаимоотношениях суверенных государств, в том числе из-за нерешенности вопросов компенсации за использование водных ресурсов. «Кыргызстан, находясь у истоков формирования рек, всегда строго придерживался соблюдения ранее заключенных межгосударственных соглашений, исходя в первую очередь из принципа добрососедства и сотрудничества. Считаю, что в настоящее время возникла острая необходимость в активном сотрудничестве государств по вопросам воды и изменения климата. После тщательных обсуждений и нахождения взаимоприемлемых компромиссов должны быть пересмотрены межгосударственные соглашения с учетом текущей ситуации и заключены новые договоренности на взаимовыгодных условиях», – заявил М. Иманкулов.

Замминистра водных ресурсов, сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности КР Алмазбек Сокеев также подчеркнул, что в сфере водопользования существует много проблем, требующих оперативного решения. «В свете изменения климата нам надо адаптироваться к новым ситуациям. Если раньше маловодье случалось примерно раз в 6 лет, то сейчас это происходит практически через год. Кроме того, сдвинулись циклы: если раньше вода приходила в мае, то сейчас приходит в июне. Т. е. нам нужно отрегулировать свою деятельность с учетом этих условий. Учитывая тенденцию к маловодью, необходимо строить новые гидросооружения, иначе мы не сможем полноценно подавать воду», – отметил чиновник.

По его словам, в Кыргызстане сегодня ведется активная работа по минимизации потерь в водопользовании. Большое внимание уделяется ирригационной системе: «За последние три года в 8 раз увеличено финансирование на ремонт ирригационных сетей, благодаря чему за последние полгода нам удалось увеличить объем водоподачи примерно на 40 %, т. к. многие каналы очищены и функционируют. Реконструкция этих сооружений позволит минимизировать потери, а значит, мы сможем подавать больше воды странам низовья. Этот вопрос мы прорабатываем с коллегами из соседних стран. Например, с Узбекистаном мы ведем совместную работу по реабилитации Касан-Сайского водохранилища. С Казахстаном договорились, что будем совместно очищать БЧК», – рассказал А. Сокеев.

В свою очередь директор Института водных проблем и гидроэнергетики НАН КР Догдурбек Чонтоев подчеркнул, что все водорегулирующие и транспортирующие сооружения, построенные более полувека назад, сегодня находятся в опасном техническом состоянии и уязвимы перед реальной угрозой разрушения, что грозит катастрофой прежде всего равнинным государствам, расположенным в низовьях рек, – Узбекистану и Казахстану. «Только сообща, при долевом участии всех государств может быть обеспечена надежная эксплуатация межгосударственных гидротехнических объектов, а следовательно, и гарантированная водоподача», – пояснил спикер.

 

Вода – это ценность, и она должна стоить денег

При этом он обратил внимание на отсутствие экономических принципов межгосударственного водопользования. «Введя плату за услуги по подаче воды для собственных водопользователей, государства ЦА совершенно не учли рыночный механизм оплаты за воду, получаемую с территории соседних государств. Они используют её по-прежнему бесплатно, не возмещая никаких затрат Кыргызстану за обслуживание и эксплуатацию водохранилищ и других ирригационных сооружений межгосударственного использования, регулирующих сток рек и подающих воду в соседние государства, т. е. эти объекты обслуживаются и содержатся только за счет бюджета республик», – пояснил Д. Чонтоев.

Мысль о том, что Кыргызстану, как главному поставщику гидроресурсов, необходимо «на берегу договориться» с соседними странами об определении стоимости воды и способов оплаты за нее, а также совместно с соседями выработать формы и механизмы компенсации, озвучила председатель ОФ Green Energy Анара Султангазиева. «Вода не является возобновляемым ресурсом, как солнечная энергия и энергия ветра. И с каждым годом ее становится все меньше. В настоящее время вода стоит больше, чем нефть. Если в Европе один литр бензина стоит 1,5 евро, то один литр питьевой воды обходится европейцам в 4 евро, а через 5-10 лет она будет стоить дороже золота. И если учитывать данные мировых исследований и прогнозов, то к 2040 году во всем мире могут начаться войны за водные ресурсы, исключением не станет и ЦА. Во избежание конфликтов в будущем мы должны решить водные вопросы уже сейчас, т. е. установить адекватную стоимость нашего ценного ресурса. И наши соседи должны это понимать и принимать наши условия. Вода не является природным благом, как многие привыкли считать. Вода – это ценный товар и имеет свою стоимость», – отметила она.

Решение водно-энергетических проблем региона председатель Института изучения водных проблем и гидроэнергетических ресурсов в ЦА Эрнест Карыбеков видит в строительстве тепловой электростанции на угольном месторождении Кара-Кече в Кыргызстане. По его словам, страны ЦА 30 с лишним лет независимости отбирали воду сверх нормы, и они будут это делать, пока не появятся экономические рычаги и условия, которые вынудят их рационально использовать гидроресурсы. «Во-первых, мы не должны рассматривать водные проблемы отдельно от энергетики, т. к. вырабатываем электроэнергию за счет воды. Кыргызстан, ввиду того что зимой энергопотребление выше, сбрасывает воду в холодное время года. Наши соседи построили у себя водохранилища и контррегуляторы, где накапливают воду, но часть ее уходит в песок, а часть испаряется, потому что у них жарко. Воду надо хранить в высокогорье, т. е. у нас. А для этого нужны условия», – отметил спикер.

При этом он поддержал мысль о том, что вода – это национальная ценность и ее необходимо оценить: «Но у нас опять же нет рычагов. Чтобы это сделать, нам нужно построить альтернативную электростанцию, которая не будет зависеть от гидроресурсов – тепловую станцию на угольном месторождении Кара-Кече мощностью 1200 мВт. Через три года после ее запуска Токтогульское водохранилище будет полным, потому что в зимнее время мы будем пользоваться мощностями ТЭЦ, благодаря чему сможем накапливать и хранить воду. Т. е. у нашей республики появится возможность подавать воду соседям в вегетационный период и в нужных объемах, но за хранение соседние государства нам должны будут платить. Если им не будет хватать их объемов, тогда Кыргызстан, который использует только 2 % воды из Сырдарьи и Амударьи, сможет им продавать свои излишки за отдельную стоимость. Примерно по три сома за кубометр, что соответствует одному кВт/ч».

Эксперт подчеркнул, что это и будут те условия, при которых Кыргызстан сможет оценить воду. В другом случае никто из соседей не согласится платить, т. к. они сами накапливают воду. «Да, она уходит в песок и испаряется, но эти проблемы они у себя на территории не решают, потому что вода им достается даром. Поэтому нужно создать экономический рычаг, чтобы все страны ЦА добровольно собрались за стол переговоров. А пока этого не произойдет, вода будет использоваться неэффективно и расточительно», – добавил Э. Карыбеков.

 

Проблему обостряет строительство канала Куштепа

В рамках конференции было отмечено, что сегодня активный интерес к водной проблематике региона проявляют и мировые центры силы. Сложности, которые возникают при решении водных проблем, а также с учетом того, что канал Куштепа в Афганистане дает дополнительную нагрузку на региональную систему водопользования, вопрос международного арбитража приобретает особую актуальность. «Вода играет ключевую роль в экономическом плане, однако этот фактор является также ключевым и в вопросах региональной безопасности. Тот же вопрос влияния афганского канала Куштепа на водопользование в ЦА имеет несколько контекстов. Например, строительство водоканала связано с геополитическими процессами и демонстрирует присутствие в водной повестке ЦА внешних игроков, прежде всего США, которые через ЮСАИД* финансировали строительство данного водоканала, причем без учета интересов Туркменистана и Узбекистана. Как отмечал президент Узбекистана Ш. Мирзиёев, с запуском данного сооружения водный режим и баланс в ЦА может кардинально измениться. Однако Вашингтон абсолютно не интересовался, как этот проект отразится на странах ЦА и какой урон нанесет их национальным интересам», – напомнил директор ЦЭИ «Ой Ордо» Игорь Шестаков.

В этой связи, по словам эксперта, вызывают определенные вопросы действия ВБ или МВФ, которые в условия своего финансирования закладывают интересы и преференции для западных компаний. При этом они стремятся максимально ограничить сотрудничество стран ЦА с Россией в реализации проектов, связанных с гидроресурсами: «По мнению ряда экспертов, злоупотребляя своим влиянием в международных финансовых структурах, Вашингтон и Брюссель вынуждают страны региона отказаться от контактов с Москвой в решении водных вопросов, несмотря на то, что в рамках СНГ и ЕАЭС российской стороной не раз предлагались варианты взаимодействия на основе межгосударственного консенсуса».

Поддержал эту мысль завкафедрой политологии и политической философии Дипакадемии МИД РФ Сергей Жильцов. Он отметил, что попытки стран ЦА договориться по водным вопросам осуществляются на фоне ухудшения ситуации с водными ресурсами, а также возросшей активности Афганистана в реализации своей водной политики прежде всего за счет строительства канала Куштепа. «Проект планируется завершить к 2028 году. Протяженность канала должна составить 285 км при ширине 100 м и глубине в 8,5 метра. После завершения строительства потребление воды из Амударьи в Афганистане может вырасти с 7 до 17 куб. км. Это станет особенно проблематичным для Туркменистана и Узбекистана, они могут потерять до 15 % оросительной воды из основной реки региона. При этом экологи считают, что строительство канала может привести к изменению климата и экологической катастрофе».

Эксперт заострил внимание на том, что Афганистан, проводя свою водную политику, действует без консультаций с другими странами региона. При этом государства ЦА имеют ограниченное количество рычагов влияния на Кабул, тогда как афганская сторона со строительством канала не только приобретает возможности для получения дополнительного объема водных ресурсов, но и получает мощный рычаг влияния на соседние государства, что вполне может обострить геополитическую ситуацию в регионе и привнести дополнительную напряженность. «По данным афганской стороны, стоимость проекта составляет $684 млн. «Талибан»** заявляет, что строительство канала осуществляется за счет собственных средств. Однако, учитывая сложную экономическую ситуацию в стране, это выглядит маловероятным. В этой связи возникает вопрос, кому выгодно строительство данного канала в первую очередь. Тем более если учесть, что проект строительства канала разрабатывался при содействии ЮСАИД, которое также стоит за проведением исследований, проводимых компанией AACS Consulting в рамках проекта «Укрепление управления водосбором и ирригацией» (SWIM), управляемого AECOM International Development, Inc.DT Global», – отметил С. Жильцов. Спикер добавил, что «водная проблематика уверенно занимает первое место среди проблем, которые будут влиять на развитие ЦА. При этом политика вне региональных акторов фактически провоцирует сохранение сложных межгосударственных отношений между центральноазиатскими странами, а также между ними и Афганистаном».

Обеспокоенность по поводу строительства в Афганистане канала Куштепа поддержал и директор международного исследовательского центра Water Hub (Казахстан) профессор, д. т. н. Анатолий Рябцев. «Афганистан претендует на очень серьезный отбор - в пределах 10-12 % от общего стока Амударьи. Это серьезная проблема, которая сильно отразится прежде всего на Туркменистане и Узбекистане, находящихся в низовье стока одной из важнейших водных артерий региона. Поэтому важно, чтобы Афганистан вошел в состав Межгосударственной координационной водохозяйственной комиссии ЦА. Мы когда-то их приглашали, но частая смена власти в этой стране помешала тому, чтобы афганская сторона стала полноценным членом данного сообщества», – отметил спикер.

Он особо подчеркнул необходимость совместно вести деятельность по сохранению и рациональному использованию водных ресурсов, как и энергетического потенциала: «Мы начали работу над созданием водно-энергетического консорциума, который должен дать главам и правительствам стран ЦА механизм управления и получения выгод как со стороны энергетики, так и со стороны ирригации. Если мы будем делать это врозь, ничего хорошего не выйдет», – добавил А. Рябцев.

 

Международное участие

Поддержал эту мысль и эксперт по международным отношениям Байкадам Курамаев: «Недостаток воды, связанный как с изменениями климата, так и с неэффективным управлением водными ресурсами, ставит существенные вызовы перед нашими странами. Для решения водного кризиса в ЦА требуется срочное и скоординированное взаимодействие, поскольку наиболее эффективным может стать именно внутрирегиональный формат с участием всех стейкхолдеров. При этом в складывающихся условиях центральноазиатским государствам, вероятно, придется определиться и с выбором внешнеполитического арбитра, который может стать гарантом урегулирования водных проблем в регионе».

На эту роль, по мнению эксперта, будут претендовать стратегические партнеры региона, прежде всего Россия. «Это обусловлено тем, что Москва не имеет недостатка в гидроресурсах и не станет решать свои водные проблемы за счет стран ЦА. При этом российская сторона нацелена на сохранение социально-экономической стабильности в своем приграничье и, соответственно, готова вкладывать политические и экономические ресурсы в улучшение водоснабжения в странах ЦА».

Директор ОФ «Институт развития общественных отношений стран ЦА» Калдан Эрназарова высказала аналогичное мнение, подчеркнув, что именно российская сторона могла бы взять на себя обязательства по оказанию помощи в решении водных проблем ЦА. «Сегодня на эту роль претендуют практически все крупные геополитические игроки, но, принимая решение, какую из сторон привлечь в роли арбитра, нам нужно исходить из понимания того, какие интересы каждая из них преследует. На мой взгляд, предпочтение должно быть отдано ключевому партнеру и союзнику наших стран – России. Именно РФ неоднократно доказывала, что заинтересована в сохранении социально-экономической и общественно-политической стабильности в ЦА, приходя на выручку каждый раз, когда есть такая необходимость. Именно российская сторона поддержала Узбекистан в плане поставок газа, когда, выполняя свои обязательства перед Китаем, республика оказалась на грани энергетического кризиса. Когда Кыргызстану грозил продовольственный кризис во время пандемии, именно российское руководство обеспечило нам поставки зерна. И таких примеров очень много», – напомнила К. Эрназарова.

Системный аналитик Бактыбек Саипбаев, говоря о международном сотрудничестве стран ЦА в решении водных проблем, отметил, что Запад может использовать острую нехватку гидроресурсов в ЦА для создания рычагов давления на местные элиты, провоцируя конфликты и создавая очаги напряженности. «МВФ, ВБ и другие международные финансовые институты, игнорируя национальные интересы стран ЦА, а также ограничивая самостоятельные действия правительств центральноазиатских государств в вопросах водопользования, – отметил он, навязывают им свое видение решения проблем и распределения водных ресурсов».

При этом очевидно, что ни США, ни Евросоюз, ни Япония или Южная Корея не имеют передового опыта и технологий для решения водных проблем и урегулирования конфликтов, возникающих на этой почве. Более того, их авторитет в этой сфере подорван многочисленными фактами хищнического подхода к гидроресурсам. Например, в Соединенных Штатах не прекращаются скандалы, связанные с загрязнением огромных объемов воды в ходе добычи углеводородов методом гидроразрыва пласта. Европейский союз нерационально расходует воду за счет высокого потребления на бытовые нужды населения и высокотехнологичного производства. А Япония при сбросах в Тихий океан радиоактивной воды с АЭС «Фукусима», пользуясь поддержкой США и ЕС, игнорирует интересы других государств.

Говоря о ситуации с водными ресурсами в ЦА, Б. Саипбаев подчеркнул, что при правильном подходе можно замедлить процессы изменения климата. Прежде всего это касается таяния ледников. Он обратил внимание на то, что за последние пять десятилетий их количество в Средней Азии сократилось на треть. «Система ледников нашего региона занимает площадь около 18 тыс. кв. км. Более 8 тыс. ледников расположено в Кыргызстане, около 9 тыс. находятся в Таджикистане. За последние 50 лет площадь наших ледников сократилась примерно на 30 %. В первую очередь это последствия изменения климата и глобального потепления. Однако немаловажную роль в их деградации сыграла и хозяйственная, экологически непродуманная деятельность людей, которая привела к тому, что со второй половины 1970-х гг. Аральское море стало уменьшаться в размерах. В настоящее время огромные площади бывшего морского дна Арала превратились в пустыню, с которой ветры поднимают и переносят на ледники песок вперемешку с сульфатами, хлоридами, токсичными солями тяжёлых металлов, появившимися там из-за чрезмерной химизации сельского хозяйства. Из-за этого ледники тают еще более интенсивно», – напомнил эксперт.

При этом он уверен, что если не остановить, то хотя бы замедлить таяние ледников возможно. Для этого необходимо ежегодно и систематически высаживать на склонах гор вокруг ледников саженцы деревьев, лучше всего тянь-шаньские ели. «Ни Кыргызстан, ни Таджикистан не смогут реализовывать столь масштабный природоохранный проект только своими силами. В его осуществлении им должны помочь Узбекистан, Казахстан и Туркменистан, поскольку все республики заинтересованы в том, чтобы избежать надвигающегося дефицита воды. Тем более что потребности в поливной и питьевой воде непрерывно растут. Это связано как с развитием экономики государств региона, так и со стремительно растущим населением, – пояснил Б. Саипбаев. – По оценкам экспертов, если не решать проблему, то к 2050 г. наши ледники растают наполовину, а к концу нынешнего века сократятся на 80-90 %. Это апокалиптический сценарий. Тогда людям придётся просто уйти из Центральной Евразии. В горах вода ещё худо-бедно останется, правда, в мизерных количествах, а вот низовья, т. е. территории Узбекистана, Казахстана и Туркменистана, превратятся в безжизненные пустыни. Поэтому медлить нельзя. Срочные меры нужно принимать уже сейчас».

В свою очередь, директор Регионального горного центра ЦА Исмаил Даиров обратил внимание, что водная проблематика выходит за пределы одной только социально-экономической плоскости, переплетаясь с политической повесткой и сферой безопасности. «Водные вопросы вызывают уже не озабоченность, а сильную тревогу. Вода – это прежде всего вопросы национальной безопасности. В перспективе нас ожидают войны за гидроресурсы. Об этом еще много лет назад говорил покойный президент Узбекистана Ислам Каримов. И если у нас не будет превентивной системной политики, учитывающей и экологические, и климатические, и энергетические аспекты, – предупредил эксперт, – мы к этому и придем. Тем более что это вопрос, где переплетаются и экономические, и политические факторы. Все мы видим геополитическую ситуацию, в которой глобальные игроки пытаются в нашем регионе решать свои интересы, поэтому нам нужно самим обозначать и реализовывать свои интересы».


* Деятельность ЮСАИД запрещена на территории РФ

** Талибан признан террористической организацией и запрещён на территории РФ

Иллюстрация: использованы изображения Tama Gendis и Sergio Franklin

Другие Актуальное

Среди экспертов есть как сторонники данной идеи, так и те, кто дает ей менее оптимистичные оценки.

24.07.2024 12:24:24

Люди старше 65 лет составляют 19,5 процента от общей численности населения, что приближает Корею к порогу в 20 процентов, который ВОЗ использует для классификации обществ со стареющим населением.

24.07.2024 12:03:12

Модернизацию грузинского участка провели в том числе за счет азербайджанских инвестиций.

23.07.2024 11:30:59

В префектуру Тотиги приезжает все больше иностранцев, желающих познакомиться с традиционным фермерским хозяйством.

22.07.2024 14:56:40