ПРОСТРАНСТВО ВОЗМОЖНОСТЕЙ
Все страны и города
Войти
О «китайском экономическом чуде»

О «китайском экономическом чуде»

15.04.2023 10:10:52
Российский журнал «Международная жизнь» опубликовал рецензию на книгу Сергея Глазьева «Китайское экономическое чудо. Уроки для России и мира», выпущенную издательством «Весь мир» в 2023 году. По мнению обозревателя журнала Александра Моисеева, изучение так называемого "китайского экономического чуда" имеет большое значение для всего мира и особенно для России. 
Работа посвящена, как определил сам автор, осмыслению опыта экономического развития Китая на протяжении нескольких последних десятилетий, правомерно называемого «китайским экономическим чудом». Его изучение имеет большое значение для всего мира и особенно для России. Быстрый экономический рост страны, продолжающийся даже в ходе глобального финансового кризиса и последовавшей стагнации мировой экономики, объясняется эффективностью системы управления народнохозяйственным развитием.

Солидная 406-страничная книга состоит из Введения, пяти крупных разделов, 12 глав этих разделов и Заключения. Среди разделов – «Зарождение китайского экономического чуда», «Экономическое возвышение Китая в современном мире», «КНР как ядро нового технологического и мирохозяйственных укладов», «Верным курсом к мировому лидерству» и «Стратегическое партнерство Китая и России как основа Большого евразийского партнерства и становления нового мирохозяйственного уклада».

В своей книге Сергей Глазьев показывает, как зарождалось китайское экономическое чудо. Он приводит периодизацию роста китайской экономики в сравнении с мировой, рассказывает о смене технологического и мирохозяйственного укладов как основы возвышения КНР. Автор наглядно свидетельствует, как Китай становится ядром формирования нового мирохозяйственного уклада, перенося тем самым центр мировой экономики в Азию. При этом стратегическое партнерство Китая и России выступает как основа Большого евразийского партнерства и становления нового мирового хозяйственного уклада.

Безусловно, считает Глазьев, что Китайское экономическое чудо ждет своего еще более глубокого осмысления. На Западе его долго старались не замечать. Даже после того, как в 2014 году КНР обошла США по объемам ВВП, исчисляемого по паритету покупательной способности валют, западные СМИ все еще называют китайскую экономику «второй в мире». К счастью для Китая, американская властвующая элита все годы беспрецедентного подъема китайской экономики недооценивала достижения КНР, спохватившись с санкциями и торговой войной против Пекина слишком поздно. Китай уже стал безусловным лидером мировой экономики XXI века. В то же время американская властвующая элита не может смириться с утратой мирового лидерства. Признать, что все их попытки сдержать развитие КНР торговыми войнами, санкциями, грозными окриками никакого результата не оказывают: КНР последовательно опережает США по все большему числу показателей экономического, научно-технического и социального развития. В стремлении посеять смуту и дестабилизировать социально-политическую обстановку в КНР американские спецслужбы организовали провокацию по заражению китайского населения синтезированным по их заказу коронавирусом, обвинив в этом исследовательскую био-лабораторию в Ухане, сразу же начали глобальную информационную кампанию по обвинению китайских специалистов в халатности, повлекшей страшную эпидемию. Однако руководство КНР быстро справилось с этой угрозой, показав всему миру пример эффективной государственной санитарно-эпидемиологической и информационной политики, в то время как США не смогли достойно противостоять эпидемии. Без лишней казуистики приведем самые показательные цифры: количество зафиксированных смертей на 2 мая 2022 года - 5092 человека в Китае и 993 733  человека в США при населении последних в 4,5 раза меньше, чем в Поднебесной. При том что 2020 год Китай окончил с приростом ВВП на 2,3%, а США окончили его падением ВВП на те же 2,3%. Это цифровое «зеркало» наглядно иллюстрирует сравнительную эффективность государственных институтов США и КНР – лидеров устаревшего уходящего и нового прогрессивного мирохозяйственных укладов соответственно. Компартия Китая сумела молниеносно мобилизовать всю систему управления на нивелирование пандемических шоков, в то время как американский истеблишмент оказался неспособен справиться с равносложными явлениями. Причем неважно, какая партия определяет доминирующую линию в Вашингтоне – «ослов» или «слонов», – производной от их политики становятся сотни тысяч смертей собственных граждан и пробуксовка пересыщенной деньгами экономики.

…Еще два года назад всякий, рассказывает читателям автор, в том числе ваш покорный слуга, указывавший на очевидное искусственное происхождение глобальной ковидной заразы, подвергался чуть ли не остракизму, теперь же с выявлением российскими военными целой сети американских биологических лабораторий, работавших в том числе с вирусами летучих мышей и  птиц на Украине, ни у кого не остается сомнений в том, что COVID-19 и его разновидности были синтезированы по заказу правительства и специальных служб США. Последние, одержимые человеконенавистническими и расистскими мотивами, по меньшей мере 20 лет организовывали и финансировали исследования по передаче вирусов от летучих мышей к человеку, редактируя соответствующим образом его геном. И все это делалось в странах с населением, генетически близким России и Китаю. Мы стали первыми странами, против которых было применено биологическое оружие. Нам удалось с честью отразить эту атаку сумасбродной американской властно-финансовой элиты, живущей и действующей по мотивам своей выдуманной исключительности и с целью достижения мировой гегемонии любыми способами, отмечает автор.

И в других сферах обеспечения национальной безопасности КНР успешно отражает атаки США, бессильных сдержать развитие Китая. В ответ на попытки дестабилизировать социально-политическую ситуацию в КНР посредством «мягкой силы» информационно-когнитивных технологий китайцы создали свои социальные сети, отгородившись от враждебного информационного пространства в Интернете…

…Нет сомнений, считает Сергей Глазьев, что амбициозная цель становления КНР как ведущей научно-технической державы будет выполнена так же, как были выполнены предыдущие стратегические цели преодоления бедности и обеспечения средней по мировым меркам зажиточности китайского населения. За полвека с момента провозглашения курса реформ и открытости Дэн Сяопином Китай совершил беспрецедентный скачок из глубокой отсталости на лидирующие позиции в мире по объемам выпускаемой продукции и уровню экономического развития. Население переехало из халуп в лучшие в мире по качеству среды обитания города. Проселочные дороги сменили высокоскоростные железные и автомобильные магистрали. Из преимущественно сельскохозяйственной страны с преобладающим ручным трудом Китай стал мировым лидером в сфере интеллектуализации и роботизации производства. Некогда малограмотное население сегодня почти поголовно имеет высшее или среднее специальное образование. И этот потрясающий воображение скачок в развитии самой большой по численности населения страны в мире произошел всего в течение жизни двух поколений…

…Народ Китая с энтузиазмом поддерживает свое правительство, опираясь на собственный личный опыт повышения уровня и качества жизни. Мне приходилось общаться с китайцами разных поколений. Старшее поколение с гордостью рассказывает о том, как напряженным трудом они создавали сегодняшнее благополучие. Среднее поколение увлечено своими делами в бизнесе, науке, производстве, продолжая трудиться с утра до ночи без выходных, реализуя себя в творческой деятельности. Младшее поколение уже преисполнено чувством собственного достоинства, не отказывая себе в потребительских благах и критическом отношении к вполне комфортной реальности. С ростом уровня и продолжительности жизни появляются неизвестные ранее в Китае демографические ограничения экономического роста: старение население и снижение рождаемости ниже нормы воспроизводства населения, что влечет за собой сокращение, а затем и прекращение прироста трудоспособного населения. Период сверхвысоких темпов роста производства сменяется фазой зрелости, в которой снижающиеся темпы экономического роста сопровождаются повышением его качества. Политическим руководством ставятся задачи оздоровления окружающей среды, повышения комфортности городской жизни, приоритетного развития здравоохранения и образования.

…КНР сегодня обеспечивает более половины прироста мирового ВВП, являясь самым мощным локомотивом глобального экономического развития. При продолжении сложившихся тенденций эту лидирующую роль Китай сохранит до середины текущего столетия. Созданная в КНР система управления становится образцом для подражания во многих странах мира. Реализуемая китайским правительством крупномасштабная программа «Один пояс – Один путь» вовлекает в совместные инвестиции десятки государств на основе принципов взаимной выгоды от сочетания конкурентных преимуществ при безусловном уважении национального суверенитета.

Совокупная мощь созданных Китаем институтов развития и масштаб их применения для финансирования инвестиций в развитие как собственных, так и совместных производств намного превосходит имеющиеся в распоряжении других стран инвестиционные механизмы международного сотрудничества. Китай становится лидером становления нового мирохозяйственного уклада. Происходит это в силу качественно более эффективной системы управления развитием экономики, созданной китайским руководством по сравнению с лидерами мирового развития в прошлом веке – США и СССР. Все «объективные» объяснения высоких темпов роста китайской экономики ее изначальной отсталостью уже не актуальны и лишь отчасти справедливы. Отчасти потому, что игнорируют главное – творческий подход китайского руководства к выстраиванию новой системы производственных отношений, которая по мере выхода китайской экономики на первое место в мире становится все более самодостаточной и привлекательной. Сами китайцы называют свою формацию социалистической, развивая при этом частное предпринимательство и используя механизмы рыночной конкуренции.

Коммунистическое руководство Китая продолжает строительство социализма, избегая идеологических клише. Они предпочитают формулировать задачи в терминах народного благосостояния, ставя цели преодоления бедности и создания общества средней зажиточности, а в последующем – выхода на передовой в мире уровень жизни. При этом они стараются избежать чрезмерного социального неравенства, сохраняя трудовую основу распределения национального дохода и ориентируя институты регулирования экономики на производительную деятельность и долгосрочные инвестиции в развитие производительных сил.

Много интересного читатель найдет и в главах, в которых автор сравнивает китайский подход к построению рыночной экономики с российским. Эти подходы кардинально отличаются друг от друга. Так, китайский известен своим прагматизмом и творческим отношением к реформам. В их основе лежат не догматические шаблоны, а практический опыт управления хозяйством.

…Об экономическом рывке КНР в конце прошлого века. За годы после образования в 1949-ом году КНР и особенно в последние 22 года (1979–2000) в китайской экономике произошли эпохальные изменения. Из крайне отсталой, полуфеодальной, полуколониальной страны с разрушенным многолетними войнами народным хозяйством Китай превратился в одно из крупнейших индустриально-аграрных государств в мире. После восстановления экономики в 1952 году за 26 лет (1953–1978) производство национального дохода увеличилось более чем в 4,5 раза, а за 22 года (1979–2000) новых реформ – еще в 7,4 раза. По общему объему ВВП при расчете его по паритету покупательной способности Китай вышел на второе место в мире после США.

Кроме неудавшейся 2-й пятилетки (1958–1962) и трех лет (1967, 1968, 1976) в годы «культурной революции», когда объем производства падал ниже предыдущих лет, все остальные годы экономика Китая поднималась вверх, порой очень высокими темпами. Среднегодовой темп прироста национального дохода в 1953–1978 годах составил 6,9%, а ВВП в 1979–2000 годах – 9,5%. В последующем Китай показывал самые высокие в мире темпы экономического роста. В число факторов экономического роста Китая могут быть также включены следующие позиции: предложение на рынке труда (по оценкам, его потенциал формируется за счет сельского населения) и огромные человеческие ресурсы; снижение безработицы и сопоставимые затраты на оплату труда; потенциал женской занятости;  политическое развитие; эффективное руководство страной и ответственный подход КПК; продолжение «реформ и открытости»; преемственность экономического развития и движение по его основным фазам (в числе которых, например, импортозамещение и экспортная ориентация); прямые иностранные инвестиции (ПИИ) и особые экономические зоны; развитие частного предпринимательства; энергоснабжение и альтернативные источники энергии; инвестиции в инфраструктуру; диверсификация экономики; развитие сферы образования и повышение его уровня; продолжение реализации стратегии «Идти вовне»; особая геополитика; решение задачи насыщения сырьевыми ресурсами; верность традициям и сохранение базовых ценностей…

…Вот, например, что пишет автор о переходе от мобилизационной экономики к социалистическому рынку (1979–1995). После неудавшейся политики «большого скачка» в руководящих кругах КНР зрело понимание того, что решение стоящих перед страной проблем возможно только на основе развития и подъема экономики. В то же время в обществе нарастала критика чрезмерно централизованного управления и директивно-плановой системы управления. «Большой скачок» не ускорил, а, наоборот, затормозил развитие производительных сил и законсервировал отсталость Китая. В пример приводили успехи рыночной экономики в индустриальных странах. В этих сложных условиях прежде всего необходимо было упорядочить состояние общественного сознания, дать новые ориентиры партийному и государственному активу. Широким народным массам нужна была краткая, понятная людям установка. Дэн Сяопин сумел это сделать, отказавшись от устаревших догм марксизма-ленинизма и деполитизировав систему управления народным хозяйством.

Согласно его утверждениям, план и рынок – это средства управления экономикой, категории универсальные. План и рынок как средства управления используются и при капитализме, и при социализме. Между планом и рынком нет антагонистических противоречий. Поэтому и в китайской экономике должны использоваться лучшие стороны того и другого. Рыночные реформы осуществлялись эволюционным путем. В 1979–1983 годах перевод экономики на товарно-денежные и коммерческие отношения проводился с учетом установки «планирование является главным, а рыночное регулирование – вспомогательным».

Последние главы заключительного раздела представленной книги, -   «Стратегическое партнерство Китая и России», - автор посвящает идее экономического объединения стран Евразии. В частности, в качестве примера он приводит инициативу президента России. Владимир Путин, пишет Сергей Глазьев, так сформулировал свою инициативу по созданию Большого евразийского пространства (БЕП) с опорой на формирующиеся в Евразии региональные интеграционные контуры: «Они гибко дополняют друг друга, позволяют реализовывать проекты на принципах взаимной выгоды.  Мы могли бы опереться на целую сеть двусторонних и многосторонних торговых соглашений с разной глубиной, скоростью и уровнем взаимодействия, открытостью рынка, в зависимости от готовности той или иной национальной экономики к такой совместной работе, на договоренностях о совместных проектах в области науки, образования, высоких технологий. Все эти соглашения должны быть нацелены в будущее, создавать основу для совместного гармоничного развития на базе эффективной и равноправной кооперации». И далее: «…Считаем, что эта интеграционная сеть, система многосторонних и двусторонних соглашений, в том числе о зонах свободной торговли, может стать основой для формирования большого евразийского партнерства…».

За счет практического осуществления инициативы президента России по созданию БЕП, отмечает автор, может быть проведена глобальная институционализация модели «интегрального строя», воплощенной в новом интегральном мирохозяйственном укладе.

Каковы цели и условия БЕП? Целью его является превращение Евразии в зону мира, сотрудничества и процветания. А её достижение предусматривает решение задач формирования преференциальных режимов торгово-экономического сотрудничества, развития материковой транспортной, информационной и энергетической инфраструктуры, сочетания национальных планов развития и гармонизации международной производственно-технологической кооперации, перехода к справедливой системе валютно-финансовых отношений, а также прекращения существующих и недопущения новых вооруженных конфликтов. А при определении средств решения этих задач, по мнению автора книги, нужно учитывать особенности социально-экономического и политического устройства евразийских государств. БЕП не предполагает их унификации…

Широкая евразийская интеграция, куда, помимо России, активно включен и Китай, носит закономерный и объективный характер, убежден Сергей Глазьев. А изучение китайского опыта развития экономики на принципах нового мирохозяйственного уклада, который мы назвали интегральным, имеет большое значение для всего мира. Как отмечает автор, его книга, содержащиеся в ней наблюдения и выводы будут полезны руководителям в тех странах, которые хотят повторить китайское экономическое чудо.

…Китай уверенно идет путем строительства современного социалистического общества, общества опережающего развития производительных сил на основе нового технологического уклада и великого возрождения китайской нации, заключает автор свою книгу. И на этом пути достигнуты впечатляющие успехи.  «В современных условиях мирового кризиса, глобальной дестабилизации и разложения имперского мирохозяйственного уклада этот проложенный Компартией Китая путь станет столбовой дорогой развития народов единой судьбы человечества, которые стремятся к мирному гармоничному сотрудничеству», утверждает автор.

Эта капитальная работа Сергея Глазьева об экономике Китая наверняка представит интерес как для специалистов-китаистов (синологов), так и для читателей, интересующихся китайской моделью перехода от директивной экономики к рыночной и ее перспективами в условиях мирового кризиса.


журнал «Международная жизнь»





Другие Медиа

Генеральный директор Санкт-Петербургского театра Музыкальной комедии – о том, почему умерла советская оперетта, кому и сколько приходится платить за авторские права на музыку, а также об обучении артистов при театре.

19.06.2024 18:34:27

ВОРОБЕЙ И ГОРОШИНА

Непальские сказки богаты своим поэтическим вымыслом. Так, в фольклорных сюжетах народов Непала немало историй, где животные разговаривают и понимают речь человека, тем самым помогая положительному герою или выступая в роли главного героя истории.

18.06.2024 19:09:18

Документальный фильм профессионального путешественника Валерия Шанина о сербской части тропы, по которой ещё в XVI веке вел свою армию от Стамбула до Вены османский султан Сулейман Великолепный.

18.06.2024 17:36:23

Новым героем рубрики «Россия глазами зарубежных гостей» стал президент университета Бонга.

13.06.2024 12:05:47