ПРОСТРАНСТВО ВОЗМОЖНОСТЕЙ
Все страны и города
Войти
Торгово-экономические отношения Республики Индонезии и Королевства Таиланд

Торгово-экономические отношения Республики Индонезии и Королевства Таиланд

03.03.2024 17:00:00

Среди стран Индокитая, пожалуй, главным торгово-экономическим партнером Индонезии является Таиланд, с которым её также связывают отношения стратегического партнерства, что было подтверждено при нынешнем индонезийском президенте Джоко Видодо, в 2018 г. в г. Джокъякарте на заседании Совместной Комиссии на уровне министров иностранных дел двух стран. При этом, торгово-экономические отношения Индонезии с Таиландом характеризуются достаточно жесткой конкуренцией двух стран на внешних рынках, которую Индонезия нередко проигрывает.


В полной мере касается это и продукции обрабатывающей промышленности. Индонезия в значительной мере потеряла свои преимущества, связанные с низкой заработной платой промышленных рабочих: в 2021 г. минимальная зарплата в основных промышленных центрах Явы, в Джакарте и Караванге (Западная Ява) составила 308 долл., а в Таиланде она была на уровне 214 долл., в СРВ – 181 долл.

Индонезия и Таиланд конкурируют в сфере электроавтомобилестроения, где у Индонезии очевидные преимущества, связанные с быстрым развитием никелевой промышленности и созданием на основе продукции переработки никелевых латеритных руд мощностей по производству аккумуляторов для электромобилей. Впрочем, тайская сторона планирует, что уже к 2030 г. 30% всех производимых в стране автомобилей будет приходиться именно на электромобили. В 2020 г. импортные пошлины на сырье, которое невозможно приобрести внутри страны, были снижены на 90%. В стране быстро растет число предприятий, связанных с электромобилестроением: в 2015 г. таковых было 76, а в 2019 г. – уже 420. В настоящее время страны также конкурируют за возможность размещения на своей территории автосборочного предприятия компании «Тесла». Но и без Элона Маска автомобильную отрасль Таиланда последние годы буквально захлестнули инвестиции китайских производителей электромобилей. В 2020 г. китайская «Great Wall Motor China» приобрела здесь завод «Дженерал Моторз», вложив 647 млн долл. в превращение его в региональный центр производства электромобилей и автомобилей с гибридным двигателем. Будет, в частности, производиться популярная в Таиланде компактная модель электромобиля «Ora Good Cat». Компания «China SAIC Motor», совместно с тайской «Charoen Pokphand Group» запустила производство запчастей и аккумуляторов для электромобилей. Крупнейший производитель, компания «BYD» вложила в Таиланде около 500 млн долл. в завод по производству 150 тыс. электромобилей, который должен быть запущен в 2024 г. Еще целый ряд китайских компаний планирует аналогичные инвестиции в автомобильную промышленность Таиланда, который закрепляет свои позиции регионального лидера в этой отрасли промышленности.

Индонезия, правда, также предпринимает усилия по наращиванию производства и экспорта транспортных средств на электротяге. Последний в 2021 г. по стоимости составил 65 тыс. долл., в 2022 г. – 417 тыс. долл., а в первом полугодии 2023 г. – уже 3,2 млн долл., причем более 80% этого экспорта идет как раз в Таиланд. К 2030 г. Индонезия планирует производить 600 тыс. электромобилей и 2,45 млн мотоциклов и скутеров на электротяге. Пока же Индонезия, как крупнейший в мире производитель никеля, претендует на серьезное развитие в стране производства аккумуляторов для электромобилей. В мае 2023 г. индонезийский Национальный центр по устойчивым транспортным технологиям провел на о. Бали первую в АСЕАН конференцию по развитию технологий производства таких аккумуляторов, в ходе которой ассоциации производителей аккумуляторов из 5 стран – основателей АСЕАН, включая Ассоциацию технологий хранения энергии Таиланда, договорились проводить совместные исследования по развитию аккумуляторных технологий.

Следует также отметить, что Индонезия и Таиланд являются подписантами Декларации лидеров АСЕАН по развитию региональной экосистемы электромобилей, которая была принята в мае 2023 г. на 42-й Конференции высокого уровня стран АСЕАН в Лабуан Баджо, Индонезия. Руководство Индонезии, в частности, полагает, что повсеместное внедрение электромобилей в зоне АСЕАН существенно улучшит экологическую ситуацию в регионе, приведет к значительному сокращению выбросов парниковых газов и обеспечит условия для достижения углеродной нейтральности.

В 2015 г. Таиланд мог производить около 2,5 млн автомобилей в год, из которых 50% шло на экспорт, тогда как производство в Индонезии составляло 1,2 млн авто с преимущественной ориентацией на внутренний рынок. Таиланд является достаточно крупным поставщиком готовых автомобилей на рынок Индонезии, хотя имеет место и встречные поставки из Индонезии. В 2019 г. на Таиланд пришлось 21,4% индонезийского импорта автомобилей по стоимости – 682,4 млн долл; после пандемии, в 2022 г., его доля сократилась до 15,9% - 627,5 млн долл. Также в этот период сократился и индонезийский экспорт автомобилей в Таиланд: с 533,6 до 431,7 млн долл.

Вообще с Таиландом у Индонезии самый крупный среди стран Индокитая товарооборот, который имеет устойчивую тенденцию к росту, составив 14,6 млрд долл. в предпандемийный 2019 г., он достиг 19,3 млрд долл. в 2022 г. При этом, в торговле с Таиландом у Индонезии, как правило, наблюдается дефицит торгового баланса, что является выражением относительно большей зависимости индонезийской экономки от тайской, хотя наблюдается и сокращение этого дефицита, который в 2019 г. составлял 4,3 млрд долл., а в 2022 г. – 2,7 млрд долл. За последние же 10 лет, с 2013 г. по 2022 г. совокупный дефицит торгового баланса с Таиландом превысил у Индонезии 30 млрд долл: общая сумма экспорта в ценах ФОБ составила 62 654,4 млн долл., а импорта в ценах СИФ – 93 557,2 млн долл. В 2022 г. индонезийский экспорт в Таиланд составил 8,3 млрд долл., а импорт из Таиланда – 11,0 млрд долл. Таким образом, доля Таиланда в экспорте Индонезии в 2022 г. (292 млрд долл.) составила 2,8%, а в ее импорте (237,4 млрд долл.) – 4,6%.

Таиланд является одним из главных покупателей индонезийской сырой нефти, хотя сама Индонезия давно превратилась в неттоимпортера нефти, причем доля Таиланда в этом экспорте заметно растет: в период 2019-2022 гг. этот экспорт в физическом объеме вырос с 1360,8 (38% индонезийского нефтяного экспорта) до 1 656,7 тыс. тонн (76%), а в денежном выражении – с 684,6 (39,7%) до 1 191,7 млн долл. (75,8%). Помимо сырой нефти, Индонезия экспортирует в Таиланд и нефтепродукты, в частности, моторное масло для автомобилей и мотоциклов, в 2022 г. в объеме 46,2 тыс. тонн на сумму в 44,0 млн долл.. Этот экспорт осуществляется через тайскую «внучку» индонезийской госкомпании «ПТ. Пертамина» – «Пертамина Лубрикант Таиланд», которая первую поставку смазочных материалов в Таиланд осуществила в 2016 г.

Таиланд является важным импортером индонезийской сельскохозяйственной продукции, хотя этот индонезийский экспорт имеет нестабильный характер. Так, в 2019 г. экспорт Индонезии в Таиланд лекарственных растений, ароматических веществ растительного происхождения и специй составил 162,8 тыс. тонн на сумму в 200,5 млн долл., что составляло 51% всего этого экспорта в физическом объеме и 33,8% в стоимостном отношении, однако уже в 2022 г. этот экспорт упал, соответственно, до 22,6 тыс. т и 37,9 млн долл. Весома доля Таиланда и в индонезийском экспорте фруктов, который в период с 2019 г. по 2022 г. вырос с 76,6 до 86,2 тыс. т, а в стоимостном выражении этот рост составил с 15,6 до 24,2 млн долл. Если в 2022 г. в физическом объеме на Таиланд пришлось более 11% индонезийского экспорта фруктов, то его доля в стоимостном выражении составляла лишь 7,8%, что, очевидно, связано с тайскими закупками относительно более дешевых видов фруктов.

Из сложной продукции обрабатывающей промышленности, помимо автомобилей, в индонезийском экспорте в Таиланд можно выделить и электротехнику, которую Индонезия поставила на тайский рынок в 2019 г. на 274,4 млн долл., а в 2022 г. – на 292,5 млн долл., хотя его доля в этом индонезийском экспорте невелика – в 2022 г. всего 3,5%. Главным же покупателем индонезийской электротехники, производимой преимущественно на предприятиях иностранного капитала, является Сингапур: в 2022 г. – 2,0 млрд долл.

С развитием процесса индустриализации, связанного с запретом на экспорт необработанного минерального сырья, который был введен в январе 2014 г., Индонезия постепенно стала крупным производителем и экспортером стали и железа. Одним из заметных покупателей последних является Таиланд, экспорт в который вырос с 216,0 тыс. т в 2019 г. до 314,3 тыс. т в 2022 г. и, соответственно, в стоимостном выражении с 210,1 млн долл. до 379,4 млн долл. Однако основная часть этого экспорта Индонезии приходится на Китай, куда в значительной мере поставляется продукция китайских же сталелитейных предприятий, построивших в последние годы свои заводы на о. Сулавеси, где производство нержавеющей стали осуществляется на основе производимого здесь же ферроникеля. В результате, в 2022 г. экспорт в Китай стали и железа достиг 8,3 млн тонн на сумму 19,0 млрд долл., что составило более 66% стоимости всего индонезийского экспорта этой продукции.

Индонезия в настоящее время стала и крупнейшим экспортером каменного угля, продав его в 2022 г. на внешнем рынке 360,3 млн тонн на сумму 46,7 млрд долл., и каменный уголь стал главной статьей индонезийского экспорта, заметно обогнав пальмовое масло. В больших объемах экспорт угля идет и в Таиланд: 2019 г. – 17,6 млн т (812,6 млн долл.) и 2022 г. – 15,3 млн т (1521,3 млн долл.), но на Таиланд в 2022 г. пришлось лишь 4,2% физического объема индонезийского каменноугольного экспорта и 3,3% в стоимостном выражении, что свидетельствует об импорте Таиландом относительно дешевых углей невысокой калорийности. Импортирует Таиланд из Индонезии в небольших количествах и бурый уголь, или лигниты, которых в 2019 г. было поставлено на тайский рынок 21,4 тыс. тонн, а в 2022 г. – уже 117,2 тыс. тонн на 16,5 млн долл., что составило лишь 0,2% стоимости индонезийского экспорта лигнитов, которая в 2022 г. составила 7,8 млрд долл. Практически весь объем этого экспорта забирает Китай, экспорт в который в 2022 г. составил 102,8 млн т на 7,5 млрд долл.

Индонезийский импорт из Таиланда вырос с 9,5 млрд долл. в 2019 г. до 11,0 млрд долл. в 2022 г. Важнейший статьей этого импорта является рис, нехватка которого на внутреннем рынке Индонезии всегда может иметь самые серьезные последствия для политической стабильности в стране. Памятуя об этом, правительство Джоко Видодо в 2018 г., накануне очередных президентских и парламентских выборов, импортировало 2,25 млн тонн риса, из которых 1,6 млн т пришлось на страны Индокитая, в том числе 795,5 тыс. т – на Таиланд. В последующие годы урожаи риса в Индонезии были получше, и в 2022 г. ей пришлось импортировать только 429,0 тыс. т риса, в том числе 80,2 тыс. т, или около 19%, из Таиланда. За 9 месяцев 2023 г. Индонезия закупила 1,7 млн тонн риса на 980 млн долл., из которых 466 млн долл. пришлось на Таиланд.

Поставляя на тайский рынок продукцию своей сталелитейной промышленности, Индонезия сама закупает в Таиланде необходимую продукцию этой отрасли, хотя ее импорт существенно меньше экспорта. В период 2019-2022 гг., этот импорт, соответственно, вырос с 183,1 тыс. т (1,1% этого импорта) до 194, 8 тыс. т в физическом объеме и с 135,2 млн долл. (1,3%) до 170,0 млн долл. (1,7%) – в стоимостном.

Индонезия ежегодно ввозит более 700 тыс. алюминия на сумму более 2 млрд долл., основная часть которого поступает из Китая, а также США, однако более 2% этого импорта в физическом объеме приходится на Таиланд: 15,7 тыс. т в 2019 г. и 15,3 тыс. т в 2022 г., причем импорт из Таиланда в этот период вырос с 73,2 млн долл. (3,9%) до 82,9 млн долл. (3,4%). Гораздо больше доля Таиланда в индонезийском импорте меди, хотя и этот импорт несколько сократился: с 18,5 тыс. т (8,7%) в 2019 г. до 9,0 тыс. т (5,2%) в 2022 г. и, соответственно, с 119,9 млн долл. (9,2%) до 87,3 млн долл. (6,0%).

Крупнейшей статьей индонезийского импорта из Таиланда является механическое оборудование и его части, которого в 2019 г. и 2022 г. было ввезено на 1,6 млрд долл., что составляло, соответственно, 6% и 6,3% импорта Индонезией этого оборудования. Много закупает Индонезия в Таиланде и электрооборудования, вкл. его части: его импорт в стоимостном выражении вырос с 682,0 млн долл. (3,4%) в 2019 г. до 707,0 млн долл. (4,1%) в 2022 г.

На Таиланд приходится около 10% импортируемых Индонезией фруктов, хотя его доля в этом импорте несколько сократилась по сравнению с последним предпандемийным годом: этот импорт с 2019 г. по 2022 г. в физическом объеме сократился с 75,9 (10,5%) до 71,2 тыс. т (9,5%), а в стоимостном выражении, соответственно, 141,1 млн долл. (9,5%) до 134,8 млн долл. (9,0%).

Являясь крупным производителем табака, Индонезия вынуждена ввозить его значительное количество для потребностей своей табачной промышленности. Основным поставщиком этого табака является Китай, однако небольшое количество поставляет и Таиланд, импорт откуда с 2019 по 2022 г вырос с 1,5 тыс т (1,2%) до 2,5 тыс. т (1,5%) и в стоимостном выражении с 7,2 млн долл. (1%) до 11,9 млн долл. (1,4%).

Индонезия является крупным импортером соли, закупив ее в 2022 г. почти 2,8 млн т на 124,4 млн долл. Основным поставщиком является Австралия – 2,0 млн т. Небольшие партии поступают и из Таиланда: в 2019 г. – 448,6 тонн на 80 тыс. долл. и 425 тонн в 2022 г. на 76,5 тыс. долл. А вот по поставкам в Индонезию сахара, который импортируется обычно в виде сахара-сырца, лидером является как раз Таиланд, хотя в период 2019-2022 гг. его доля сократилась вдвое: в физическом объеме с 3,5 млн т (86,3%) до 2,4 млн т (40,3%), оставшись в стоимостном отношении на уровне 1,2 млрд долл. при сокращении тайской доли с 85,7% до 40,6%.

Растет индонезийский импорт из Таиланда и продукции легкой промышленности, в частности, текстиля и текстильных изделий, который увеличился с 285,0 млн долл. (3%) в 2019 г. до 318,5 млн долл. (3,1%) – в 2022 г. Среди крупнейших статей индонезийского импорта из Таиланда в 2022 г. необходимо также отметить запчасти и аксессуары для транспортных средств – 967,7 млн долл., грузовые автомобили – 560,6 млн долл., двигатели внутреннего сгорания и их части – 445,2 млн долл., а также полимеры этилена в первичной форме – 440,1 млн долл.

Хотя основные расчеты в торговле двух стран пока осуществляются в долларах, руководство центробанков Индонезии и Таиланда уже в декабре 2017 г. договорилось о постепенном переходе в расчетах в торговле на национальные валюты, индонезийскую рупию и тайский бат, с использованием программы «Local Currence Settlement». Уже в первый год реализации этой программы ежемесячные трансакции составляли в среднем 58 млрд рупий, или 130 млн бат. С 21 декабря 2020 г. действие этой программы было распространено и на осуществление прямых инвестиций между двумя странами, а также был существенно расширен круг банков, участников программы с обеих сторон. С индонезийской стороны это: «PT Bank Rakyat Indonesia (Persero) Tbk.», «PT Bank Mandiri (Persero) Tbk.», «PT Bank Central Asia Tbk.», «PT Bank Negara Indonesia (Persero) Tbk.», «PT Bank BTPN Tbk.», «PT Bank CIMB Niaga Tbk.», «PT Bank Danamon Indonesia Tbk.», «PT Bank Maybank Indonesia Tbk.», «PT Bank Mizuho Indonesia», «PT Bank Permata Tbk.», «PT Bank HSBC Indonesia», и джакартское отделение японского «MUFG Bank Ltd.». С тайской стороны в программе участвуют: «Bangkok Bank PCL», «Bank of Ayudhya PCL», «Kasikornbank PCL», «Krung Thai Bank PCL», «Siam Commercial Bank PCL», «CIMB Thai Bank PCL», «TMB Bank PCL», «Standard Chartered Bank (Thai) PCL», и Бангкокские отделения банков: «HSBC Ltd.», «Sumitomo Mitsui Banking Corporation», и «Mizuho Bank Limited»38. В 2022 г. платежи во взаимной торговле в национальных валютах между Индонезией и Таиландом составили сумму, эквивалентную 600 млн долл., или около 3% их торгового оборота.

Индонезия и Таиланд проводят также консультации по вопросам взаимодействия двух стран в финансово-банковской сфере на уровне министров финансов и руководителей центробанков. Так, в рамках первой встречи министров финансов и губернаторов центробанков стран АСЕАН 28-31 марта 2023 г. на о. Бали состоялись консультации министра финансов Индонезии Сри Мульяни с ее тайской коллегой Аркхом Термпиттаяпаисит. Ранее, в апреле 2019 г. губернаторы центральных банков двух стран, Перри Варджиё с индонезийской стороны и Виратхай Сантипрабхоб – c тайской, на асеановской встрече руководителей центробанков в Чианг Рай, Таиланд подписали Меморандум о взаимопонимании относительно сотрудничества двух банков по совершенствованию платежных систем и финансовых иноваций, а также по мерам, препятствующим отмыванию денег и финансирования терроризма. Конкретной реализацией этих договоренностей стало внедрение платежной системы «Крис» с использованием QR-кодов (QR Inter State). Центробанки Индонезии и Таиланда официально объявили об использовании этой системы для проведения трансграничных платежей между двумя странами, в которой с обеих сторон задействовано 76 финансовых структур, предоставляющих услуги по проведению платежей. Для осуществления платежей граждане Индонезии на территории Таиланда используют приложение в смартфоне «Quick Response Code Indonesian Standard», а тайцы в Индонезии – «Thai QR Codes». Центробанки договорились, что для реализации этой программы п будет действовать системы быстрых трансграничных платежей. На момент начала реализации проекта с индонезийской стороны для проведения платежей с использованием системы «Крис» было опеределено 7 банков: «Банк Сентрал Эйша» (ВСА), «Банк Шариа Индонесия» (BSI), «Банк Мега», «CIMB Ниага», «Банк Синармас», Банк развития провинции Бали и «Перматабанк», а также финансово-технологическая компания «Дана». В Таиланде на первом этапе принимать эти платежи смогут «Бангкок Бэнк» и «Бэнк оф Аюдья». Для реализации платежей в Индонезии будут использоваться приложения этих двух тайских банков, а также «CIMB Thai». Система «Крис» рассматривается как часть «Инициативы АСЕАН подключения к платежам» (ASEAN Payment Connectivity Initiative) и может быть особенно полезно для малого бизнеса, участвующего в трансграничной торговле двух стран.

В августе 2023 г. центробанки Индонезии и Таиланда совместно с Центральным Банком Малайзии пошли еще дальше и подписали совместный Меморандум об использовании в трансграничных финансовых операциях между тремя странами местных валют (Local Currency Transaction). По мнению губернатора Центрального Банка Индонезии Перри Варджиё, данная мера позволит стабилизировать финансовые рынки этих стран и ослабить их зависимость от американского доллара.

Стороны также регулярно ведут консультации по предотвращению нелегальной рыбной ловли рыбаками обеих стран, что обсуждалось индонезийским президентом Джоко Видодо уже в самом начале его первого президентского срока, в апреле 2015 г. с премьерминистром Таиланда Праютом Чан-Оча во время проведения в Джакарте Конференции стран Азии и Африки, приуроченной к 60-летию Бандунгской конференции. С ним же уже в Бангкоке в июне 2019 г. Джоко Видодо обсуждал и проблему, имеющую большое значение для обеих стран, а именно возможность повышения мировых цен на натуральный каучук.

Эту же проблему стороны стараются решать и через субрегиональную организацию «Indonesia-Malaysia-Thailand Growth Triangle (IMT-GT) – Индонезийско-малайзийско-таиландский треугольник роста», которая регулярно проводит встречи на министерском уровне. Последняя из таких встреч состоялась 15-16 сентября 2022 г. на Пхукете, Таиланд, где участниками группировки был подписан и Меморандум относительно сотрудничества в каучуковой промышленности и создании «каучуковых городов». Другими направлениями взаимодействия в рамках данной группировки является развитие мультимодальных систем транспорта в субрегионе, восстановление после пандемии туристических потоков, взаимодействие в халяльной индустрии, сотрудничество в агросекторе, в частности, в сфере плантационного хозяйства по выращиванию масличной пальмы и каучконосов и в связанных с этим отраслях обрабатывающей промышленности.

Вопросы ценообразования на каучук в мире являются приоритетными для руководства обеих стран, на которые, вместе с Малайзией, приходится 58% мирового производства натурального каучука. Именно эти вопросы стали основной темой обсуждения на встрече министра торговли Индонезии Зулкифли Хасана и председателя парламента Таиланда Вана Мухаммада Нура Матта 10 августа 2023 г., на которой, в частности, отмечалось, что, несмотря на распространение болезни каучконосов, мировые цены на каучук упали до 1,3 долл/кг. Ситуация на рынке каучука, по мнению индонезийского министра, в значительной мере связана с политикой ЕЭС по контролю за процессом дефорестации и является вызовом для двух стран по укреплению сотрудничества в вопросе повышения мировых цен на каучук, в том числе через механизм Международного трехстороннего совета по каучуку, в который также входит Малайзия.

Важным моментом в развитии экономического взаимодействия участников этой группировки является и то обстоятельство, что на юге Таиланда доминирует малайское население, что облегчает и коммуникацию для бизнеса трех стран, и предполагает дополнительные направления сотрудничества, в частности, в халяльной индустрии, в сфере образования, включая обмен студентами и изучение индонезийского/малайского языков. Среди тайских компаний, инвестировавших в экономику Индонезии, есть и две с юга Таиланда: «Sri Trang AgroIndustry Public Comp. Ltd», имеющая плантации каучука на Южной Суматре и Западном Калимантане, и «Chotiwat Manufacturing Public Company», работающая в сфере рыболовства на Восточной Яве, в районе Баньюванги.

Основным же направлением тайских инвестиций в экономику Индонезии в последние годы является химическая промышленность и фармацевтика: в 2018 г. – 295,1 млн долл., или почти 75% всего объема капиталовложений из Таиланда (396,3 млн долл.) и 128,9 млн долл. в 2019 г. при общем объеме в 324,8 млн долл., хотя в целом за последние 30 лет доминирует аграрный сектор, на который пришлось 43,5% всех тайских инвестиций, или 2,3 млрд долл. За последние 5 лет, с 2018 г. по 2022 г. общий объем тайских капиталовложений в экономику Индонезии составил 1,5 млрд долл., или 0,9% всех иностранных инвестиций. За 9 месяцев 2023 г. тайские инвестиции составили уже 80,3 млн долл., которые были вложены в 328 различных проектов, т.е. в среднем около 245 тыс. долл/проект.

Крупнейшим тайским инвестором в Индонезии является созданная еще в 1913 г. компания «Сиам Семент Груп» (Siam Cement Group/SCG), которая работает в индонезийской экономике с 1995 г. Основными направлениями бизнеса SCG в Индонезии является производство цемента, стройматериалов, химическая промышленность, а также производство упаковочных материалов. В настоящее время у SCG, которая в самом Таиланде по стоимости активов является второй по величине компанией, 28 индонезийских дочерних предприятий, на которых занято около 7 тыс. человек. Общий объем инвестиций в индонезийскую экономику составил 2,3 млрд долл., и на Индонезию приходится примерно половина всех активов SCG в странах АСЕАН. Цементный завод «ПТ. Семен Джава» имеет мощность 1,8 млн тонн цемента/год. Мощности по производству бетона компании «PT. SCG Readymix Indonesia» производят 6 млн т бетона, который потребляют более полусотни предприятий на Яве, Суматре, Бали и в провинции Восточная Нусатенгара. Ставшая уже публичной дочерняя компания «ПТ. Керамика Индонесия Ассосиаси Тбк.» производит 21 млн кв м напольной и настенной керамической плитки. В химической промышленности в рамках совместных предприятий SCG сотрудничает с крупнейшей в отрасли компанией «ПТ. Чандра Асри» в производстве таких продуктов как полиэтилен, полипропилен, поливинилхлорид и др. В СП с «ПТ. Маспьён Инвестиндо» - «ПТ.Сиам Маспьён Терминал» SCG осуществляет транспортировку танкерным флотом жидконаливных грузов, имея мощности в 5 млн тонн по дизельному топливу и сжиженному нефтяному газу и 3 млн тонн – по пальмовому маслу.

Среди последних крупных инвестиций тайского капитала в Индонезии необходимо отметить приобретение в ноябре 2022 г. за 220 млн долл. банком «Касикорн», входящим в «Kasikorn Group», 67,5% акций «ПТ. Банк Маспьён», работающего в Индонезии преимущественно с малым и средним бизнесом. Еще одним крупным тайским приобретением в Индонезии последних месяцев стала покупка производителем сахара «Mitr Phol» 75% акций предприятия «ПТ. Кебун Тебу Мас», расположенного в районе Ламонган, на Восточной Яве. Завод компании может производить до 400 тыс. т сахара-рафинада в год, что составляет около 12% годового потребления сахара в Индонезии, которая пока не в состоянии обеспечить свои внутренние потребности в этом продукте, и крупнейшим поставщиком сахара на ее рынок является как раз Таиланд: в 2022 г. – 2,4 млн тонн.

В Таиланде работает около 100 индонезийских компаний, среди которых две считаются крупными: вышеупомянутая «Пертамина Лубрикант» и дочерняя авиаперевозчика «Лайэн» – «Thai Lion Air».56 Последняя является лоукостером и летает с декабря 2013 г. В составе компании 16 самолетов Боинг-737 различной модификации. Как ни парадоксально, но, пожалуй, большее значение для экономики Таиланда сыграли вложения в нее индонезийского юникорна «Годжека», который был создан для организации транспортного обслуживания населения крупных городов Индонезии с использованием двухколесных мотосредств, но быстро превратился в основанную на цифровых технологиях интернет-платформу, предоставляющую с помощью мобильных приложений на смартфонах самые разнообразные услуги, включая проведение различных платежей. «Годжек» одновременно в июне 2018 г. создал предприятия во Въетнаме – «Го-Въет» и в Таиланде – «Гет». Посредством приложений оказывались следующие услуги: «Go Ride» – транспортные, «Go Food» – услуги по заказу еды, «Go Send» – услуги курьера, «Go Pay» – услуги платежей. Компания в Таиланде привлекла к сотрудничеству 50 тыс. водителей и 33 тыс. коммерческих предприятий, однако, помимо «Годжека», на рынке Таиланда действует еще ряд крупных игроков, в частности, «Грэб», который по некоторым направлениям бизнеса серьезно опережает своего индонезийского конкурента. Так, на рынке интернет – заказа еды, объем которого в Таиланде оценивается в 2,8 млрд долл., доля «Гет» в 2021 г. составляла 7%, а у «Grab Food» – 50%. Возможно, в связи с этим в 2021 г. этот бизнес «Годжека» в Таиланде за 50 млн долл. был выкуплен малайзийским лоукостером «Эйр Эйша» через свою дочернюю структуру «Эйр Эйша диджитал».


Попов А.В. Торгово-экономические отношения Республики Индонезия и Королевства Таиланд // Юго-Восточная Азия: актуальные проблемы развития

В иллюстрации использовано изображение автора Royal@design (CCBY3.0) с сайта https://thenounproject.com/ и фото с сайта https://unsplash.com/

Другие Актуальное

Мини-огороды становятся альтернативой отдыху на природе. Кроме того, «плантации» устраивают прямо на рабочих местах.

18.04.2024 15:12:19

Камбоджа является одним из ключевых производителей продовольствия. В связи с этим азиатская страна разработала долгосрочную стратегию по увеличению своего вклада в мировую продовольственную безопасность.

16.04.2024 16:58:02

Азербайджан на сегодняшний день – одна из самых бурно развивающихся стран Южного Кавказа и региона Каспийского моря. Уникальное географическое положение на стыке основных торговых путей, соединяющих Европу и Центральную Азию, обуславливает заинтересованность внешних игроков в тесном сотрудничестве с Баку с использованием его транспортно-логистических возможностей.

16.04.2024 16:38:48

Удивительное сочетание монгольской этники, рок-звучания и хэви-метал-моды, покорившее мировую сцену.

15.04.2024 22:29:04