ПРОСТРАНСТВО ВОЗМОЖНОСТЕЙ
Все страны и города
Войти
Егор Уланов: «Таким людям, как Кутилов, очень тяжело жить, они всё чувствуют иначе, глубже, а потом – сгорают»

Егор Уланов: «Таким людям, как Кутилов, очень тяжело жить, они всё чувствуют иначе, глубже, а потом – сгорают»

06.09.2023 10:00:00

1 октября 2023 года 150-й театральный сезон в Омской драме откроется мюзиклом для драматического театра Тараса Михалевского «Магнит. Омская история» (16+) в память о большом русском поэте – Аркадии Кутилове. Он короткое время работал на радиозаводе им. А. С. Попова, его стихи в переводе на английский включены в академическую антологию «Русская поэзия XX столетия» (Лондон). Однако его творчество по-прежнему практически незнакомо российскому читателю. Образ Аркадия Кутилова (Магнита) на сцене воплотит актёр Егор Уланов. Артист не так давно вышел из отпуска и уже вовсю готовится к новому театральному сезону. Корреспонденты издания «Омск Здесь», партнера Евразийской медиагруппы, побеседовали с актером.


Егор, расскажите, как прошёл ваш отпуск? Получилось перезагрузиться, настроиться на новый сезон?

– Вы знаете, я, честно говоря, вообще не понял, как пролетели эти 42 дня отпуска. Всё было очень насыщенно: поездки к родственникам, путешествие на Средиземное море, какие-то разъезды, встречи и дела.

 

Море вас заряжает?

– Да, это всегда у меня обязательная галочка в отпуске, я просто не могу без моря. Жадно питаюсь этой энергией, чтобы потом хватило на год вперёд. Я прям люблю рано утром, часов в 6-7 уйти в воду, плавать там, пока никого нет и вообще ни о чём не думать. А так всё пытался понять, почему энергетически я совершенно не зарядился, вроде наполнился какими-то эмоциями, физически отдохнул, а потом посчитал… Получается, по факту я наедине с собой провёл только один день за весь отпуск. И вот мы 11 августа вышли на работу, и сразу такое ощущение, которое частенько бывает после отдыха, как будто ты вовсе и не служил в театре, привыкаешь ко всему заново.

 

– Сейчас у вас сразу бодрый старт. Подготовка к премьере «Магнита» и большие гастроли в Питере. Там публика достаточно искушённая, требовательная, нужно быть на высоте. Что вам помогает расшевелиться после отпуска, войти в «творческий раж»?

– Сразу ныряем в репетиционный процесс с головой. Мы же такие мазохисты в этом смысле, натурально издеваемся над собой! Вот я сегодня сюда приехал от детей с «Планеты друзей», мы прогоняли спектакль «Иван Царевич и Серый Волк». Они с ним скоро едут в Липецк на фестиваль, правда, без нас с Игорем Костиным. У нас просто физически не получается туда попасть. И на музыке во время спектакля будет сидеть одна из родительниц. Она очень нервничает, спрашивает нас постоянно: «Вот зачем вам это всё, весь этот стресс, как вы это выносите?». И ребята из мастерской тоже переживают, перед спектаклем, бывает, потряхивает. Так зачем мы сознательно идём в это? Думаю, мы все от этого получаем какой-то кайф, питаемся этими эмоциями. А стресс в основном испытываем не от того, что страшно выходить на сцену. Нет, переживаем, получится ли то, что репетировали месяцами? Случится ли контакт со зрителями? И вот с «Магнитом» сейчас так же.

 

– Смотрите, на афише спектакля «Магнит» – Тарас Михалевский, но режиссёром-постановщиком значится Николай Михалевский. При этом саму пьесу написал его сын и брат Тараса - Алексей. Помогите разобраться, кто здесь всё-таки у руля?

– Вообще главный – это Тарас. Только этот человек знает, что получится в итоге, уже видит конечный результат. Он занимается и общей картинкой, и историей, всей музыкой, звуками, акцентами. И ещё будет свет делать в конце, уже на выпускной неделе. Николай Иванович отвечает за драматическую часть спектакля: разбирает сцены, какие-то отношения между персонажами. Николай Александрович Реутов, известный российский балетмейстер, прорабатывает всю пластику постановки, которой там будет очень много. Сейчас вместе с артистами, задействованными в спектакле, они делают какие-то невероятные танцы.

 

– А вы танцуете?

– Совсем чуть-чуть. А так я в основном пою в это время, либо ещё что-то со мной происходит. Ребята да, пашут по полной программе.

 

– «Магнит» по пьесе Алексея Михалевского в постановке Алексея Бадаева с 2021 года уже идёт в Свердловском театре драмы. Почему этот спектакль появился раньше в Екатеринбурге, а не в Омске?

– Не буду углубляться, тоже не до конца всё про это знаю. Как я понимаю, в Екатеринбурге очень активно главный режиссёр или директор, точно не помню, ухватился за эту идею, сразу нашёл деньги. Так и получилось, что именно там, а не на родине Кутилова в Омске, поставили «Магнита» первый раз.

 

– Как по-вашему, эти спектакли чем-нибудь похожи?

– Я его не смотрел и смотреть не буду, потому что это неправильно. Посмотрю – обязательно упадёт в мою память, собьюсь, буду постоянно думать про это. А Николай Иванович видел этот спектакль, и одной из главных задач поставил – не повториться нам. Так что это точно будут две совершенно разных постановки.

 

– Когда и как вы начали работу над материалом?

– Началась эта жизнь с февраля 2023 года. Тарас прислал мне пьесу, спросил, хочу ли попробовать. Я сказал ему: «Если веришь в меня, то давай работать». И потихоньку стали углубляться в эту историю. Кутилов к тому моменту был для меня человеком абсолютно неизвестным. «Заря не зря, и я не зря» слышал, конечно, и больше ничего и не знал. Первый раз, прочитав стихи и пьесу, я немного испугался, потому что вообще не понимал, что из этого может получиться.

 

– Знаете, я вот училась в классе с литературным уклоном, потом - на филологическом факультете. Нам рассказывали про поэтов, связанных с Омском: Васильева, Мартынова, Анненского, Белозёрова там, а про Кутилова – ни слова… Почему так? Существует какой-то негласный запрет на Кутилова?

– В программе этого действительно нет: ни в школьной, ни в вузовской. И имя Аркадия Кутилова большинству людей пока неизвестно. Никакого запрета нет, думаю, никто просто этой проблемой особо не озадачивался. Вот есть же, к примеру, Михаил Выграненко из Новосибирска – специалист по творчеству Анненского. Здорово, что есть такие сумасшедшие в хорошем смысле слова люди. Он занимается творчеством человека, которого по большому счёту тоже не так много людей знают. И прекрасно, что Тарас в своё время «запал» на поэзию Кутилова. Ну а как ещё это назвать? У него много песен написаны на стихи этого поэта. Потом ещё оказалось, что и Николай Реутов тоже обожает Кутилова.

 

– Он, кстати, и для Свердловской постановки делал пластику?

– Да, и сейчас с нами охотно работает. Вот в чём для меня реутовская гениальность: он всё делает, исходя от нас. Это не просто перенос танцев из одной постановки в другую. Он нас видит и чувствует, знает, на что способны артисты, возможно, именно поэтому постоянно усложняет программу.

 

– Увидим ли мы ваше перевоплощение в Аркадия Кутилова, или вы будете прежде всего рассказчиком его жизни?

- Николай Иванович поставил передо мной интересную задачу. Он мне говорит о том, что в первую очередь на площадке должен быть человек Егор Уланов, а во вторую очередь – артист Егор Уланов, играющий Магнита. То есть человек Егор Уланов рассказывает нам про поэта Аркадия Кутилова. Это не история, как с Высоцким «Спасибо, что живой». У нас нет специального грима, и мы не пытаемся передать его точные повадки. Если кто-то ждёт, что на сцену выйдет Аркадий Кутилов, то такого точно не будет. Мы в память о нём пытаемся воспроизвести историю его жизни в благодарность за то, что этот человек создал такие удивительные стихи. Вот и всё.

 

– С какими источниками работаете, чтобы погрузиться в роль? Зачитываетесь стихами, дневниками или, может, ходили на могилу поэта?

– На могиле пока не был, думаю, это всё впереди. Перечитал все книги про него, какие только есть. В основном это наши омские издания. Стихов прочитал много, но, разумеется, ещё далеко не все. Их у него, по разным подсчётам, около четырёх тысяч! Очень интересная и подробная статья про Кутилова есть у Великосельского, они были хорошими друзьями. Какие-то немногочисленные и короткие фрагменты документальных фильмов нашёл на YouTube. И так это всё накапливается-накапливается. Немножко начинаешь понимать, что вообще был за человек. Но, на мой взгляд, самый важный показатель о нём самом – это не слова других людей, а его собственные стихи.

 

– В постановке обыгрывается много забавных и очень трагичных историй из жизни поэта. Мне вот понравился рассказ про то, как Аркадий Кутилов ради шутки землю с могилы Есенина продавал, а сам её в Порт-Артуре накопал, – и покупали! Какая из историй его жизни тронула вас больше всего?

– Мне кажется очень драматичным то, что он не смог быть со своей семьей, с сыном, что они разошлись с женой. Для мужчины рождение ребёнка, особенно сына, – огромное событие в жизни. Это же плод твоей любви, и когда ты не участвуешь в его воспитании, становлении – это настоящая трагедия. Понятно, уже не стоит разбираться, кто там был прав, кто виноват. Но мне кажется, он очень сильно переживал на этот счёт. И ещё эта история с психбольницами. Из 17 лет, прожитых в Омске, восемь лет он провёл в лечебнице для душевнобольных. И часто по собственному желанию, особенно к зиме, холодам. Жил в подвалах, теплотрассах, вообще не имея никакой прописки. При этом жадно писал стихи все эти годы. В голове не укладывается!

 

– Я недавно познакомилась со взрослой женщиной, которая знала Аркадия Кутилова лично. Она рассказала, как бывала на его квартирниках, куда его приглашали в надежде помочь. Как ему предлагали какую-то работу, но он отказывался. Вот что могло привести к тому, что человек почти 20 лет бомжевал? Личный выбор, неудачное стечение обстоятельств?

– Вы знаете, сейчас это всё может прозвучать голословно, но мне кажется, его сильно сломала эта история в армии. Очень серьёзная трагедия, наложившая отпечаток на всю его жизнь. Она как дамоклов меч, что ли, над ним висела. Представьте себе на секунду ситуацию, ты с друзьями пьёшь один напиток (а пили они антифриз), все умирают, ты единственный остаёшься в живых. Это были его товарищи, сослуживцы, люди, с которыми хоть в огонь, хоть в воду. И в нашем спектакле про это целая сцена есть. У Лёши Михалевского хорошие слова в пьесе как раз про это: «Кто-то всю жизнь винит себя за то, чего не совершал. А кто-то, как ты, до сих пор не осознаёт своего падения». Это Кутилов обращается к персонажу Беглецу (Андрей Агалаков, Леонид Калмыков). О чём это нам говорит? Ты людей по большому счёту не убивал, но моральная вина на тебе лежит. Так что, думаю, эта трагедия сломала его, разделила жизнь на до и после. Это и в стихах всё слышно.

 

– Егор, уже какая-то критика по поводу выбора материала для спектакля прилетала? Видела в соцсетях много восторженных откликов, но были и возражения.

– Бывает, спрашивают… Зачем вы про какого-то алкаша, бомжа спектакль ставите? Это как с «Дон Жуан, или Любовь к геометрии» Макса Фриша, где я исполняю роль Дон Жуана. Спрашивают, зачем про все эти похождения историю делать? А спектакль же совсем не про это. Мы рассказываем о том, почему герой стал Дон Жуаном, что к этому привело? Потому что все его считали тем, кем он не являлся, по большому-то счёту. Тут то же самое. Почему мы обвиняем человека в злоупотреблении алкоголем или в чем-то ещё, навешиваем ярлыки? И это всё вместо того, чтобы докопаться до первопричины, а почему он, собственно, пьёт? Такие люди, что называется, без кожи, как заметил в предисловии к книге «Памятник моей усталости» омский художник Дамир Муратов. Таким людям, как Кутилов, очень тяжело жить, они всё чувствуют иначе, глубже, а потом вдруг сгорают, как фитиль. Поэтому рождаются стихи, картины, музыка… Он и умер-то в 45 лет, хотя выглядел гораздо старше. Почему? Да потому что там год проживается за целых пять лет, а то и больше.

 

Всё в порядке! Рассыпались прядки...

Темнота нас с тобою хранит.

Пусть луна наиграется в прятки...

Наигралась. Взошла – и звенит!

 

Поцелуи, ночные загадки...

И дымится, дымится вода...

Всё в порядке, в таком уж порядке,

что секунда – и грянет беда.


– Складывается впечатление, что поэт и счастье – это в целом противоположные явления. Можете сформулировать, что, по-вашему, есть счастье?

– Вот эти настоящие мгновения, секунды счастья в жизни – их нужно зарабатывать всю свою жизнь. Так происходит, по крайней мере, у меня. Очень часто это достигается именно через какие-то преграды. Ты как будто зарабатываешь право на эти секунды. Иногда своё счастье даже не успеваешь осознать, понимание приходит постфактум. И уже только потом ты начинаешь этим жить. Нам же всё время кажется, что счастье – это совсем про другое, в то время как оно может быть прямо у тебя под носом. Никогда не забуду, когда во Флоренции мы вечером пошли к собору Санта-Мария-дель-Фьоре, и он ещё был так красиво подсвечен, а я просто стоял, смотрел на всё это и плакал. Сестра спрашивает: «Ты чего плачешь-то?» А на меня, знаете, накатило от какого-то катарсиса что ли, красоты, понимания того, что это невероятное сооружение построено руками человека.

 

– Как думаете, а что ещё, помимо трагического случая в молодости, мешало Кутилову жить нормальной жизнью, работать и быть именно счастливым?

– Проживая таким трудным образом свою жизнь, они и дарят нам такие выдающиеся произведения. Чтобы мы могли с вами спокойно сидеть и обо всём этом рассуждать, попивая кофе, даже включаться в эти проблемы. Если бы он эту жизнь по-другому прожил, не было бы всех этих стихов. Ахматовой с Гумилёвым моих любимых тоже не было бы. Читаешь биографию Гумилёва, стихотворение «Заблудившийся трамвай», и понимаешь, как же до невозможного трудно человеку жилось. Но в чём их большой бонус? В том, что им Бог это дал. Они могли весь спектр своих чувств выразить в слове, и как же это классно! Кто-то просто сходит с ума, кто-то кончает жизнь самоубийством, а кто-то всё это выражает в словах. И это ещё страшнее, на самом деле. Есть у Кутилова такие строки:

 

И сей сундук учтиво и галантно

Потомок мой достанет из земли…

И вдруг – сквозь жесть и холод эсперанто –

Потомку в сердце грянут журавли!

 

И дрогнет мир от этой чистой песни,

И дрогну я в своём покойном сне…

Моя задача выполнена с честью:

Потомок плачет.

Может, обо мне…

 

Это что такое? Это же самый настоящий некролог он о себе написал! Прошло почти 40 лет, и мы сейчас, грубо говоря, только открываем этот сундук. Я бы только понадеялся на то, что после нашего спектакля человек выйдет из театра, даже просто в «Википедию» зайдёт, чтобы биографию почитать – это уже мы не зря поработали. А если он ещё и стихи начнёт искать, читать, учить – так это будет настоящая победа!

 

– Когда читаешь пьесу, закрадывается тревожное ощущение, что действие происходит где-то на стыке жизни и смерти. Можно сказать, что зрителей ждёт такое инфернальное путешествие по страницам жизни Аркадия Кутилова?

– Да, вполне. Есть в спектакле такой персонаж – Конструктор (Александр Гончарук, Руслан Шапорин). Это, по сути, проводник. Он помогает герою вспомнить всю свою жизнь, ещё раз прожить её самые яркие моменты, попрощаться с ней. Но мы ставим спектакль не о том, как человек мучился. Главная идея в том, что именно сейчас пришёл момент вспомнить Аркадия Кутилова. И он это заслужил! Заслужил за все его мытарства и страдания непродолжительной 45-летней жизни. Он заслужил, чтобы в его родном городе с главной драматической сцены города о нём говорили именно так. Чтобы пели песни на его стихи, читали их с упоением. Вот про это наша история.

 

– Но постановка не только со стихами и танцами. В ней есть неожиданный детективный твист, который раскрывается в самом конце, верно?

– Да! Зрителей ждёт очень неожиданный сюжетный поворот. Но давайте все карты раскрывать не будем. Основная мысль: смертью за смерть платить нельзя, и месть – не выход. Чтобы по-настоящему простить кого-то, нужна колоссальная внутренняя сила, стержень. Осмелится ли мой герой на это? Увидите в спектакле.

 

– Расскажите напоследок о своих планах на новый театральный сезон. Какие спектакли, проекты, помимо грядущей премьеры, готовятся с вашим участием?

– У нас в драме планируется большой юбилейный вечер в честь 150-летия театра. Будет это 28 мая, как раз в день основания нашего театра. Очень много приглашённых актёров, которые когда-то служили в стенах Омской драмы, режиссёров из других городов. Все артисты будут участвовать в этом концерте. Уже ближе к дате поделимся подробным анонсом.


Дарья Панурова

Фото предоставлены Омским академическим театром драмы

Другие Интервью

Кубинец − о студенческой жизни в Сибири, творчестве, отношении к экстремальным развлечениям и чойсу (лапше быстрого приготовления), а также о традициях своей страны.

27.11.2023 18:11:42

Юный инженер, спроектировавший робота-уборщика, – об участии в III Конгрессе молодых ученых, любви к робототехнике и карьерных планах.

27.11.2023 12:47:16

Заведующая кафедрой Центральной Азии и Кавказа восточного факультета СПбГУ –  об истоках письменности, государственности и особенностях народов Казахстана и Центральной Азии.

21.11.2023 23:12:25

Доктор исторических наук, профессор кафедры теории и истории международных отношений факультета гуманитарных и социальных наук РУДН Алла Борзова – о том, как бразильские дипломаты действовали в период холодной войны и как это отражалось на связях с Советским Союзом.

20.11.2023 18:54:15